Полномочия Гагаузии: нарушенные или неосвоенные?

 

Новая инициатива и отрицательный отзыв

Одним из первых документов, принятых новым правительством на прошлой неделе, стал отрицательный отзыв на законопроект, разработанный депутатами-социалистами Фёдором Гагаузом и Владимиром Цурканом. Инициатива заключалась в принятии дополнений в Гражданский кодекс РМ, которые бы учли специфику Гагаузской автономии при регистрации здесь новых предприятий.
Предложение состояло в том, что бы наименование юридического лица, регистрируемого в автономии, содержало указание на его организационно-правовую форму не только на государственном языке, но и на гагаузском и русском, которые так же являются официальными языками на территории Гагаузии. Ещё одно предложение состояло в том, что бы ввести новую организационно-правовую форму собственности – региональную — для предприятий, создаваемых Исполнительным комитетом Гагаузии, которые в настоящее время имеют статус муниципальных.
Министр юстиции Александру Тэнасе предложил правительству дать отрицательный отзыв на законопроект. В подготовленном минюстом проекте отзыва отмечается, что указание формы собственности на трех языках нарушает принцип равенства, создавая «особый подход к юридическим лицам, зарегистрированным в Гагаузии». А введение такого понятия, как региональные предприятия, по мнению Тэнасе, неоправданно ввиду «множества уже существующих форм собственности».

 

Типичная ситуация

Ситуация, когда центральные органы власти отклоняют или дают негативные отзывы инициативам, связанным с Гагаузией, довольно типична. Один из авторов вышеназванного законопроекта, депутат из Гагаузской автономии Фёдор Гагауз имеет в своём активе с десяток таких примеров. Но ещё больше примеров даёт опыт Народного собрания автономии, который имеет право законодательной инициативы в Парламент.

Только за время мандата XIX созыва Парламента (2010- 2014гг.) от НСГ поступило 11 законодательных инициатив. Но ни одна из них не только не была принята, но даже не дошла до рассмотрения на парламентских сессиях. Большинство из них получили негативный отзыв Правительства и отрицательные рекомендации профильных комиссий Парламента.

Примером того, как на центральном уровне встречаются инициативы из Комрата, является и деятельность Рабочей группы депутатов Парламента и НСГ по обеспечению функциональности Гагаузии. С 2015 года Рабочая группа подготовила несколько законопроектов, которые Народное собрание направило в Парламент в качестве законодательной инициативы. К концу весенне-летней сессии 2017 года, после долгих усилий проекты дошли до рассмотрения в профильных комиссиях Парламента. Отдельная эпопея была по включению законопроектов в повестку дня заседания. Но когда гагаузские представители наконец увидели свои инициативы в списке вопросов, вынесенных на утверждение Парламентом, особого энтузиазма это не вызвало, поскольку, как выяснилось, юридическая комиссия в одностороннем порядке перекроила текст согласованных на уровне Рабочей группы законопроектов.

В общем, тема ущемления полномочий и неуважения интересов Гагаузии в гагаузском обществе является одной из главных и в значительной мере определяет как содержание риторики гагаузских лидеров в адрес центральных властей, так и внутреннюю политическую повестку региона.  Однако, такой подход всё же неполноценен. Он способен подпитывать рейтинги политиков, но не способен решать проблемы.

 

Вторая сторона медали

Внимательное изучение опыта реализации Гагаузией своих полномочий показывает, что некоторые инструменты продвижения интересов власти региона не используют, либо используют не в полной мере.

Пример с одиннадцатью отклонёнными инициативами НСГ приобретает другое значение, если обратиться к анализу качества этих законопроектов. Существует исследование, проведённое экспертами общественной организации «Piligrim-demo», в котором отмечается, что все инициативы имели ряд недостатков. Среди таковых были названы слабая аргументация в пояснительных записках, отсутствие экспертизы и публичных консультаций, необходимых в некоторых случаях, противоречие предлагаемых изменений нормам национального законодательства и Конституции, терминологические и лингвистические недостатки. В некоторых случаях авторы инициатив не являлись на рассмотрение вопросов в комиссиях, что так же тормозило продвижение законопроектов.
Недоразумения с продвижением гагаузских инициатив в парламентских комиссиях случаются регулярно. Такая ситуация была и с законопроектами Рабочей группы, переписанными юридической комиссией. В гагаузских СМИ много писалось о том, что парламентская комиссия в одностороннем порядке изменила редакцию документов, чем лишила их смысла и перечеркнула двухлетнюю работу Рабочей группы. При этом никто не поднял вопрос: как это могло произойти? Между тем, на заседание юридической комиссии, на котором было запланировано обсуждение законопроектов НСГ, которого очень долго и упорно добивались гагаузские депутаты, никто от Народного собрания, вопреки требованиям процедуры, не приехал.
Слабо используется в продвижении интересов Гагаузии и институт башканства. Право на место в Кабинете министров часто используется как трибуна для реплик и заявлений политического характера, и в меньшей степени, как возможность лоббирования выгодных для региона проектов. Не в пользу Гагаузии и частое отсутствие башкана на заседаниях Правительства. К примеру, принятие правительственного отзыва по законопроекту Гагауза-Цуркана прошло при пустующем кресле главы автономии.
Есть и ряд других механизмов, которые могли бы использоваться региональными властями для продвижения своей повестки на центральном уровне – это участие членов Исполнительного комитета Гагаузии в коллегиях профильных министерств, активная работа с европейскими партнёрами Республики Молдова, повышение квалификации и профессиональной подготовки самих гагаузских чиновников.

 

В поисках решения

Умение писать проекты, владение румынским языком, знание национального законодательства  — всё это азбучные принципы, но именно по этой части у представителей Гагаузии есть большие пробелы. Отдельная история с подготовкой депутатов НСГ, многие из которых не имеют юридического опыта и до прихода в законодательный орган автономии всю жизни занимались сельским хозяйством, бизнесом и другими далёкими от законотворчества делами.
Таким образом, проблема реализации полномочий Гагаузии имеет два аспекта. С одной стороны, налицо искусственные препятствия со стороны центральной власти и отсутствие политической воли молдавской правящей элиты. С другой — неэффективное использование имеющихся полномочий со стороны органов власти автономии и слабую компетенцию политического класса Гагаузии. Никто из Кишинёва не должен приезжать в Комрат и писать качественные законопроекты, которые бы соответствовали всем требованиям законодательной процедуры, а потом ещё и отстаивать их в комиссиях.
Решение проблемы функционирования Гагаузской автономии нужно искать и в Кишинёве, и в Комрате. А претензии со стороны Комрата относительно «нарушенных полномочий» будут иметь больший вес, когда все существующие возможности продвижения своих интересов будут исчерпаны. На сегодняшний день ситуация далека от этого.

 

 Вячеслав Крачун, специально для IPN