«Порвать рот» и «дать по спине». Каковы «нормы» общения с журналистами в Гагаузии

Угрозы и оскорбления в адрес журналистов портала Nokta, опубликовавшего критическую новость об одном из членов Исполкома Гагаузии, вызвали резонанс не только в автономии. Во вторник крупнейшие молдавские НПО в области СМИ выступили с заявлением, в котором назвали недопустимым запугивание журналистов за критику, а так же призвали Башкана Ирину Влах инициировать внутреннее расследование относительно поведения некоторых своих подчинённых. Эта история стала самой громкой, но не единственной на тему сложностей, с которыми сталкивается местное журналистское сообщество. Хуже всего в этой ситуации – это систематическое молчание региональных властей, которые отсутствием своей реакции превращают такое отношение к журналистам в норму.

Министр-тамада

Когда журналисты Nokta дали новость о начальнике Главного управления культуры Гагаузии Марии Семёновой, которая в свободное от работы чиновником время иногда оказывает услуги тамады, они вряд ли ожидали, что эта публикация вызовет такой скандал. Тем более, что тема по меркам молдавской политики ни капли не скандальная, а нарушение принципа несовместимости, если оно и есть, не идёт ни в какое сравнение с тем, что совершают чиновники национального масштаба.

Получилось нечто похожее на анекдот про министерство культуры и прачечную. С тем только отличием, что жизненное воплощение известной шутки вызвало не смех, а оторопь. Спокойная реакция, как, например, подтвердить факт несовместимости и дать пояснения или же опровергнуть это или вовсе проигнорировать – это не то, что выбрал супруг Марии Семёновой, Валерий Семёнов. Мужчина увидел в новости нападки на личность своей жены, которая, к слову, так и не прокомментировала публикацию, и пообещал за неё «порвать рот любому». Между делом он успел оскорбить бывшую сотрудницу портала, которая, как он ошибочно предположил, написала этот материал.

К последовавшим впоследствии дискуссиям в социальных сетях подключились и коллеги Марии Семёновой, в частности, первый замбашкана Вадим Чебан, который оригинально оправдал оскорбления в адрес журналистов «кипучей гагаузской кровью» и тем, что если гагаузские мужчины имеют честь, то они «за свою женщину порвут рот любому». Могут ли ужиться в одном сознании честь и нежелание извиняться перед экс-журналисткой за напрасные обвинения, господин Чебан пояснять не стал. Другие защитники чиновницы не были изобретательными в аргументации и заявили, что авторы новости и сама  Nokta – это «грантоеды, отрабатывающие заказ». Как говорится, шах и мат.

Наказание за перепост

Историй про неадекватное поведение родственников чиновников у журналистов Nokta, похоже, имеется целая коллекция. Так, в мае этого года сотрудница портала, уроженка Русской Киселии стала объектом давления членов семьи примара этого села. Поводом для недовольства родственников стала новость Национального инспектората полиции о задержании руководителя села Георгия Господинова, который наряду с другими лицами подозревался в создании преступной схемы, в рамках которой планировалось незаконное присвоение денежных средств из Экологического фонда.

Вина журналистки портала, опубликовавшего эту информацию, состояла в том, что она запостила ссылку на новость в «Фейсбуке». Этого было достаточно, что бы родственники Господинова обвинили сотрудницу интернет-издания в желании дискредитировать примара и их родное село. На протяжении нескольких дней они звонили маме девушки, требуя от неё, чтобы корреспондентка редакции удалила материал с сайта. Скандал привлёк внимание молдавских правозащитников, но оставил равнодушными первых лиц Гагаузии, которые, как и в первой истории, не посчитали нужным высказаться по факту давления на журналиста.

«Пуп земли» и законность по голосованию

Чтобы не казалось, что с нарушением своих профессиональных прав сталкиваются только журналисты Nokta, вот ещё одна история. Месяц назад журналист Дмитрий Янул, являющийся так же советником местного совета села Чишмикиой, попытался заснять заседание сельсовета на видео. Как национальное законодательство, так и законодательство Гагаузии позволяет ему это делать без всяких препятствий. Однако, с законом решили поспорить некоторые советники и примар села Пётр Маджар, которые заявили журналисту, что он «не пуп земли и должен знать своё место». Один из советников заявил, что «этой камерой надо дать Дмитрию по спине». Вероятно, так некоторые народные избранники представляют себе профилактику от любопытных журналистов.

В результате, вопрос по предложению примара был поставлен на голосование и большинством голосов журналисту запретили вести видеосъёмку. Фактически, советники села Чишмикиой проголосовали за отмену действующего законодательства на время заседания Совета. Нужно ли говорить, что руководство Гагаузии и по данному факту не нашлось что-нибудь сказать и хоть как то показать, что такие вещи неприемлемы.

Границы «нормальности»

Приведённые случаи являются кое-чем большим, нежели просто спором о том, насколько достоверными были новости и насколько корректной была реакция на них. Из этих скандалов получился характерный штрих сегодняшней Гагаузии: региона, в котором многие чиновники не приемлют критики, воспринимая её как заказ и попытку их очернить; региона, в которой журналистам угрожают физической расправой под одобрительные комментарии представителей властей; региона, в котором право граждан на информацию чиновники могут трактовать как опцию, доступность которой определяется их желанием.

У нас очень популярны новости про отставки европейских чиновников по «пустяковым» поводам. Когда, к примеру, министр или депутат уходят с должности после их уличения в плагиате студенческой дипломной работы, обмане избирателей и других такого же порядка грехах. Подобные сообщения мы читаем как новости из параллельной вселенной, с завистью, разбавленной досадой: почему у нас так не бывает?

Действительно – почему? Истории, о которых шла речь выше, кажется, дают нам полезный намёк. На самом деле, наши и европейские чиновники слеплены из одного теста и не сильно отличаются друг от друга. Отличается их поведение только благодаря разному представлению граждан, наших и европейских, о границе допустимого. Ведь «норма» — это всего лишь результат общественной договорённости. То, что большинство считает приемлемым для себя – и есть норма. Остаётся надеяться, что по итогам конфликта между приверженцами законности и теми, кто приоритет отдаёт корпоративно-клановой солидарности, параметры «нормальности» будут определять первые.

Вячеслав Крачун для nokta


заглавное фото: old.rublacklist.net