NOKTA
Становление Гагаузской Автономии: вид с юга.
Взгляд людей из Вулканешт на формирование Гагаузии.
Незадолго до распада СССР в союзных республиках начали говорить о независимости. Молдова не стала исключением, здесь был образован Народный фронт, который поднимал вопрос государственного языка - сначала молдавского, затем все чаще стали слышаться идеи продвижения румынского языка и призывы к объединению с Румынией. Это спровоцировало протестные движения в некоторых регионах Молдовы - в Приднестровье и Гагаузии. О том, как развивалось движение за самоопределение Гагаузии в Вулканештском районе, читайте в лонгриде nokta.
Как отреагировали гагаузы?
У гагаузов сработала защитная реакция. Мы тоже решили воспользоваться своим правом на самоопределение. Появилась идея создать движение. Не против Народного фронта, нет. Дискуссионный клуб, а позже общественно-политическое движение "Ватан". Я возглавил это движение в нашем городе.
Петр Фазлы
Основатель движения "Vatan"
в Вулканештах
«Ватан» начал образовываться в 86м году. Я тогда была учителем в 3 школе. Помню, пришел Петр Иванович (Фазлы) и пригласил в художественную школу. Нас там было человек 10. Стали собираться каждую неделю. Иногда чаще. Очень много событий было. Молдавский народный фронт писал об объединении с Румынией, гагаузы были против. Они нас здесь называли чужими, что нам автономию ни за что нельзя давать, ведь мы здесь какой-то лишай на теле Молдовы.
Мария Кёсе, председатель поселкового совета Вулканешт
А вы не боитесь?
Страшно было, было очень страшно. Я застала, как учителя в учительской меня обсуждали, говорили, что я дурная, совсем не жалею свою семью и еще много всего. После первого схода меня вызвала к себе директор школы и спросила, не боюсь ли я за свое место работы. Но я ведь не делала ничего криминального. Народный фронт Кишинева говорил тоже самое, только про молдавский народ. Так, чем мы хуже? Оказалось, директору звонили из райкома партии (а тогда райком партии решал все) и просили принять меры. Я шла домой и думала, что меня уволят. Но я точно знала, что не отступлю
Мария Кёсе


Было страшно, но я не видел другого выхода. Нужно было что-то предпринять. Мы тоже имеем право на свою государственность, на сохранение своей культуры. В то время это была эйфория такая, подъём. Я не считаю, что мы делали что-то незаконное. Мы никаких законов не нарушали. Власть всегда была властью, а тут появился некий дискомфорт в виде нас
Петр Фазлы
И никакой политики?
«Ватан» выработал свой Устав, который пришлось несколько раз переделывать. Все дело в том, что райком партии не хотел его утверждать.
Приходим регистрировать общественную организацию. Пишу один вариант устава, выдвигаю требование об автономии. Отказ: слишком много политики. Пишу другой вариант -отказ. Пишу третий - уже убрал слово автономия. Все равно не зарегистрировали. В последнем варианте убрали все, что могло не понравиться. Главное, чтоб было название организации и печать, чтоб можно было от имени организации выступать, инициативы предлагать. Все получилось – зарегистрировали
Георгий Калчу
Ветеран "Gagauz Halki"
- Чем будет заниматься ваш клуб?
- Вот мы будем выступать перед народом, говорить о национальном самосознании, о гордости, об языке, о том, что стоит угроза ассимиляции нашего народа.
- И все?
- Ну, и все.
- И никакой политики?
- Нет, никакой политики.
— разговор в райкоме партии (со слов Марии Кёсе).
Утвердили устав. Потом это вылилось в общественно-патриотический, а в последствии политический клуб.
Мы организовывали сходы, искали единомышленников, в основном, среди своих знакомых. В Кишинёве все озабочены своей независимостью. А мы что делаем? Мы тоже хотим иметь свою автономию, республику.
Я думаю, что тогда многие под впечатлением того, что творится, задавали вопросы, почему у нас этого нет. И люди начали объединяться, искать единомышленников. Мы собирались, организовывали встречи всякие.
В те времена, столько в людях энтузиазма было. И взрослые, и молодые - все были. Поддержка, конечно была колоссальная.
Нам приходилось много объяснять, доказывать. Но общество к тому времени уже было готово к переменам
Петр Фазлы
Сход граждан
7 мая 1989 года первый сход в парке. Значимое событие для Вулканешт, массовое, масштабное мероприятие. Нужно было получить разрешение райкома партии. Они не могли отказать, так как существовало положение о сходах граждан, а люди действовали от имени организации.
Из Кишинева направили людей, чтоб все контролировать.
Мы поставили общедоступный микрофон, чтобы все могли свободно высказываться. Где-то в 10 часов утра начался сход граждан и в 9, начало 10 вечера закончился. Без перерывов.
Весь парк был полный. Дорогу перед парком перекрыли - там тоже были люди. Молодежь на деревья забиралась. Около 5000 человек, наверное, пришло.
Сход граждан был прорывом для того времени. Впервые удалось собрать такое количество людей
— Георгий Калчу
Информационная блокада
В 90е годы проходил съезд депутатов СССР. Молдавское правительство всегда старалось "умолчать" проблему гагаузов, старалось сделать так, чтобы о ней не узнали в Советском Союзе.
На очередном съезде депутатов всех уровней в Комрате была собрана группа, которая должна была поехать в Москву и встретиться с депутатами СССР, с кем смогли бы.
По счастливой случайности я встретил нашего земляка Ануфриева Геннадия Пантелеевича. Он уроженец Вулканешт. Где бы мы ещё встретились? Он оказался депутатом совета СССР от Ровенской области. Я рассказал о нашей деятельности, о проблемах. У нас не было возможности размножить наши решения сходов, съездов. И тогда Геннадий Пантелеевич сказал, что сможет нам помочь. На съезде на следующий день на каждом стуле были наши материалы, что конечно депутатов из Молдовы взбесило до предела. И благодаря Геннадию Пантелеевичу был подан запрос и Горбачёву, и Верховному совету о проблемах гагаузского народа. Про гагаузов узнал мало того, что Советский союз, так весь мир. Нам удалось пробить информационную блокаду
- Петр Фазлы
Провозглашение республики
19 августа 1990 года провозгласили Гагаузскую республику. Избрали временный комитет управления, выбрали своего президента, а также назначили выборы в Верховный Совет республики на 28 октября.
Было уже прохладно, дожди. В нашу сторону пошли волонтеры. Мы смотрели по телевизору, как на площади, прямо там, где Штефан чел Маре, стоят автобусы, в эти автобусы сажают ребят, они ходят с бутылками водки, ножами, какие-то полупьяные. Они шли в нашу сторону, чтобы воспрепятствовать проведению выборов в Верховный совет. Все наши решения объявлялись неконституционными в Кишиневе
Мария Кёсе
Конечно, объединил наш народ поход волонтеров, которые ехали сюда "усмирять" гагаузов.
Я считаю, что это было большое безумие и огромная ошибка. И мы гагаузы проявили мудрость, выдержку и не допустили кровопролития. Мы были свидетелями кровопролития в других республиках, но нам удалось избежать этого. До 80 тысяч волонтеров шли сюда по разным направлениям. Те времена были равносильны военному времени. Я думаю, что вот этот вот поход волонтеров ещё больше сплотил гагаузов. Мы знали, что мы на правильном пути. И не ошиблись, сегодня мы имеем свою автономию

Петр Фазлы
Выборы
Временный комитет решает провести выборы на два дня раньше, чтобы опередить волонтёров.
Была такая темная, холодная ночь, дождило. Проводили мы не так выборы, что вот участок открытый, приходите голосовать. Ночью проводили. Я была тогда председателем поселкового совета (сейчас это как примар). Собрали наших агитаторов.
Не знаю, я была восхищена своим народом. Ночью, женщины вот с этими урнами ходили по домам, в дождь, чтобы люди смогли проголосовать. Люди ждали у ворот, чтобы проголосовать. Выборы прошли, не знаю как, ни одного нарушения не было, ничего. Хотя то, что голосовали ночью - уже нарушение, но ведь это был экстренный случай такой.
Мария Кёсе
Волонтеры на юге
Они прорвались во все населенные пункты. На всех дорогах стояли посты, чтобы не пропустить их. Конечно, все были вооружены. Оружие получили из Болграда, из военной части. Очень много оружия тогда было в городе.
Была организована группа гвардейцев. Их лагерь был в Этулии. Там проходили учения, специально для этого приезжали военные из Болграда.
Когда стоял вопрос защиты города, даже объяснять ничего не нужно было. Люди сами выходили. Я помню на посты приходили и взрослые, и молодые. На постах стояли и женщины, и старушки, гёзлемя приносили. Поддержка от населения была огромная. В этом отношении гагаузы периодически становятся очень сплоченными, когда чувствуют большую опасность
Петр Фазлы
Дети делали лук и пики.

Бабушка 80-ти лет пришла с открывающимся косым ножом для хозяйства в одной руке, и свечой – в другой.
Говорит:
- Я свое уже отжила, у меня дети остались. Я должна их защитить.
- А свеча зачем?
- Чтоб Бог простил. Мне уже нечего терять, я все равно скоро умру.

Дед хромой с двухметровой палкой стал и говорит, чтоб в радиусе двух метров рядом с ним никого не было.
Он занял позицию , кто будет подходить, он всех положит.

Георгий Калчу
Не знаю, что это за время было. Пришли волонтеры. В Комрате в лесу уже были стычки, один человек был убит. Наши лидеры поехали в Кишинёв, мы обратились с телеграммой к Горбачеву. К нашему президенту тогда Советского союза, мы просили "не допустить кровопролития", потому что они шли вооруженные арматурными штырями. Они шли с серьезными намерениями.
Мы думали, что раз им там преградили дорогу, то они здесь не появятся. Но... Через день нам позвонили: они окольными путями, лесочками, обошли Комрат и идут в Кагульском направлении, то есть к нам.
Нам обещали помощь из Болграда, сказали, что приедут, а мы ждали, где маслозавод. Поставили ребята посты, поперёк дороги большие машины, а сами отошли в виноградники.
А людей было очень много. Собрались переживающие, а самих гвардейцев мало, и их не видно. Ждут. Идёт такая большая машина, длинная. Всего машин штук 20. Я не знала, что делать, что же будет. Меня гвардейцы, ребята наши успокаивали, что все будет хорошо, что они хорошо подготовились.
Был там у волонтеров один руководитель - Хынку. Подошёл и говорит мне, чтоб открыли дорогу, они просто поедут и флаг повесят. Я сказала, что они не проедут. Я так по-хорошему старалась:
"Ребята, придите в себя, зачем, что вы устраиваете, на вас же никто не нападает. Мы у себя в городе живём, никуда не собираемся идти, ничьи земли не хотим занимать.
- Мария Кёсе
Атрибутов для бойни было предостаточно. Хорошо, что до этого не дошло. Мы у себя дома. Мы же в Вулканештах каждую улицу знаем. Они приехали к нам – это же просто безумие было. Они хотели, как победители уехать отсюда, а уехали ни с чем. Потом они уже бесчинствовали на обратном пути. Им надо было куда-то энергию направить. Их же направили усмирять гагаузов
Петр Фазлы
В этом году было тридцатилетие движения "Gagauz Halki", мы даже делали научно-практическую конференцию.
30 лет прошло, а ощущение, как будто это лёгкое воспоминание, которое было недавно.
30 лет... достаточно времени прошло. Вопросов, конечно, много. Но у нас есть автономия. Регион начал развиваться, хотелось бы больше, но все же. Когда-то и этого не было
Петр Фазлы
19 августа исполнилось 29 лет со дня провозглашения Гагаузской республики.
Республики, которая является основой автономии и гагаузской государственности.
Все это оказалось возможным благодаря людям, которые боролись за нее, за свой язык и культуру. Эти люди не испугались угроз и заведенных уголовных дел и продолжали отстаивать то, что им дорого и важно.
Автор
Кирчу Ангелина
Журналист nokta.md

E-mail: angelinakirchu@gmail.com