ANA DILI, НЕ ДЕЛИ. ВЫПОЛНИМА ИЛИ НЕТ МИССИЯ ПО СПАСЕНИЮ ГАГАУЗСКОГО ЯЗЫКА?


 

В последние несколько недель одной из основных тем в Гагаузии стал проект Закона АТО Гагаузия о расширении сферы применения гагаузского языка. Законопроект был предложен депутатами Народного Собрания Гагаузии: Екатериной Жековой, Еленой Карамит и Михаилом Железогло. 15 мая проект закона был принят в первом чтении голосами 24 депутатов Народного Собрания Гагаузии. О необходимости сохранения и развития гагаузского языка в Гагаузии и за её пределами говорят давно. С этим никто не спорит, но, почему-то проект закона, направленный на укрепление и развитие гагаузского языка, вызвал много споров, разделив гагаузское сообщество.

О чем проект закона

Целью законопроекта, по заявлению авторов, является расширение сферы применения гагаузского языка и его популяризация. В числе мер, предлагаемых депутатами следующие: перевод некоторых предметов в детских садах и школах на гагаузский язык обучения начиная с 2019 года; позитивная дискриминация в виде надбавок к заработной плате учителям, преподающим на гагаузском языке, и дополнительной стипендии студентам, обучающимся на специальностях, связанных с гагаузским языком; обязательное владение гагаузским языком для выборных лиц и государственных служащих.

Спасти гагаузский язык

Один из главных аргументов авторов заключается в том, что ЮНЕСКО включил гагаузский язык Атлас языков мира, находящихся под угрозой исчезновения.

Сложно спорить с ЮНЕСКО, но в сельской местности и от части в городах Гагаузии во многих семьях гагаузский по прежнему остаётся языком общения. Более того, с конца 80х годов прошлого столетия гагаузский, как родной язык, стали преподавать в школах. Сегодня гагаузский язык в рамках предмета «родной язык» преподают в детских садах, а в школах его изучают с 1 по 12 классы. Тем не менее, применение гагаузского языка в Гагаузии не расширяется, а наоборот наблюдается обратная тенденция.

65 тысяч слов за 3 месяца, или как по гагаузски «упор лёжа»?

Во время публичных слушаний, организованных авторами законопроекта, многие директора доуниверситетских образовательных учреждений говорили о том, что Гагаузия не готова к этому закону. По их мнению перед тем как принимать этот закон необходимо подготовить базу, в том числе терминологическую. На это гагаузский писатель и издатель единственной газеты на гагаузском языке «Ana Sözü», Тодур Занет заявил следующее: «Терминов достаточно, в течение 3 месяцев я предоставлю вам словарь в котором будет 65 тыс. слов». Тем не менее, на вопрос депутатов НСГ, как перевести на гагаузский язык физкультурный термин «упор лёжа», Тодур Занет не ответил.

Развитием языка и его терминологии должен заниматься не один человек, пусть даже хорошо знающий гагаузский язык. Развитие языка – это прерогатива и функция государства, через специализированные государственные/публичные институты. В нашем случае, это функция АТО Гагаузия, олицетворяющего государственность гагаузов, по крайней мере гагаузов Молдовы.

В государствах, испытывающих недостаток развития национального языка, например в Казахстане и странах Балтии, этим занимаются терминологические центры и терминологические комиссии. Терминологический центр занимается научными исследованиями, разработкой терминов и их обоснованием, а терминологическая комиссия – это государственный орган, занимающийся анализом и утверждением терминов, предложенных учеными и исследователями. Именно терминологическая комиссия определяет, как в национальном языке будет назваться тот или иной предмет или явление, а не отдельные личности. В Гагаузии нет ни того, ни другого.

Должности только для тех, кто владеет гагаузским языком

Законопроект предусматривает, что с 2021 г. начальники главных управлений Исполком  будут утверждаться на должность только в том случае, если они владеют гагаузским языком.

Тут следует обратить внимание на то, что на выборных должностях или в качестве госсулужащих сейчас работают много людей из поколения 50 и выше. Они гагаузский язык в школе не изучали, потому что тогда его не преподавали.

Если мы требуем от этих людей знания гагаузского языка, то справедливо было бы предоставить им возможность его выучить, чтобы они могли его использовать в делопроизводстве. Но, дело в том, что методологии ускоренного преподавания гагаузского языка, нет.

Другой вопрос, как определять уровнь владения гагаузским языком?

В местном законодательстве Гагаузии уже давно действует требование к Башкану и спикеру Народного Собрания владеть гагаузским языком, но системы тестирования знаний по гагаузскому языку, подобной TOEFL, тоже нет.

Развиваем гагаузский язык или понижаем уровень знаний?

Авторы законопроекта предлагают с 2019-2020 года перевести на гагаузский язык обучения следующие предметы: «Физическое воспитание», «Музыкальное воспитание», «Технологическое воспитание» и «Изобразительное искусство».

Любой законодатель должен руководствоваться золотым правилом: новый закон должен улучшать ситуацию, а не ухудшать её, и не не только в той сфере которую он регулирует, но и в сферах, которых он не касается.

Исходя из этого, и с учётом того что есть проблемы с терминологией, преподаванием, и отсутствием специалистов, готовых преподавать предметы на гагаузском языке (помимо предмета родной язык), возникает вопрос: Повысит или понизит уровень знаний учеников перевод на гагаузский язык обучения некоторых предметов? Вопрос риторический, но ответ очевиден.

По муз воспитанию, физре и ИЗО ученики не сдают выпускных экзаменов, но это не значит что эти предметы не важны. Эти предметы способствуют общему развитию, снижение качества их преподавания снизит общий уровень образования.

Недостаток анализа

Законопроект не сопровождается анализом, хотя регламент НСГ и Закон АТО Гагаузия о законодательных актах требуют этого. В свою очередь, проект закона нуждается в серьёзной аналитической базе. Здесь нужен прежде всего анализ, отвечающий на следующие вопросы:

До какой степени общество хочет и готово расширять сферу применения гагаузского языка? Способен ли гагаузский стать языком преподавания в школах? Если да, то в какие сроки? Достаточно сравнить сколько произведений мировой литературы и научных трудов переведено на русский или румынский и сколько на гагаузский?

Насколько Гагаузия и сам гагаузский язык готовы к расширению сферы его применения?

Я безусловно за то, чтобы развивать гагаузский язык, но здесь важно понимать от чего мы отталкиваемся, куда движемся, и самое главное насколько достижимы те цели, которые мы перед собой ставим?

Вместо заключения.

Понятно, что авторы законопроекта руководствовались благими намерениями и их компас указывает им правильное направление. Но, как говорил президент Абрам Линкольн: «Компас всегда указывает на север от того места, где мы стоим, но ему не ведомы, болота и пропасти, на которые мы натолкнемся идя на север. Если, стремясь к конечному пункту мы не будете обращать внимание на препятствия, то утонем в тресине. И какой прок от знания где север?».

Законопроект требует серьёзного анализа и широких обсуждений. Надеюсь они продолжатся.

Автор: Сиркели Михаил

nokta