«Для маленьких гагаузайчиков». Из мемуаров известного лингвиста о том, как вынашивалась идея создания литературного гагаузского языка

Самуил Бернштейн. Фото: Википедия

Осенью прошлого года исполнилось 20 лет со дня смерти известного советского и российского лингвиста, специалиста по болгарскому языку Самуила Бернштейна. После себя он оставил не только сотни научных монографий, но и многочисленные мемуары, в которых, среди прочего, нашлось место и впечатлениям, связанным с гагаузами и гагаузским языком.

Так, в записке от 15 октября 1946 года Бернштейн рассказывает о создании спецкомиссии по изучению языка гагаузского народа и о том, как некоторые её представители продвигали идею создания литературного гагаузского языка:

«Состоялось решение Президиума АН СССР о создании специальной комиссии по изучению языка гагаузов. Председателем комиссии утвержден Н. К. Дмитриев. В состав комиссии вошел и я. Всему этому предшествовали многочисленные заседания, споры и т. д. Баламутят братья Арабаджи (гагаузы) и И. И. Мещерюк, бессарабский болгарин, отличный знаток гагаузского языка. Они хлопочут о создании гагаузского литературного языка, чтобы маленькие гагаузайчики с первого класса могли учиться на родном языке. Дмитриева же все это интересует в плане изучения гагаузских диалектов».

Далее автор делится впечатлениями о первом заседании созданной комиссии и рассказывает о поставленной задаче «подготовить проект гагаузского алфавита»:

Состоялось первое официальное заседание комиссии. Боюсь, что в работе будет много трудностей, так как самые активные члены комиссии не имеют элементарной лингвистической подготовки. Без особых прений было принято решение положить в основу литературного языка так называемый чадырлунгский говор. Естественно, что алфавит должен быть русским с добавлением некоторых букв. Братьям Арабаджи и Мещерюку было поручено подготовить проект гагаузского алфавита к следующему заседанию комиссии, которое намечено провести в январе—марте будущего года (1947, — прим. nokta).

После заседания комиссии Самуил Бернштейн беседует со своим коллегой, лингвистом-тюркологом Николаем Дмитриевым. Учёный рассуждает, насколько их работа окажется востребованной для самих гагаузов, и строит планы поездки на юг Бесарабии, что бы узнать всё «на месте». Воспоминания о проблематике внедрения литературного гагаузского языка, запечатлённые более 70 лет назад, полностью применимы и к ситуации сегодняшнего дня:

Дмитриев в беседе со мной уже после заседания комиссии справедливо указал на необходимость изучения ситуации на месте без участия наших гагаузов. В какой степени существует потребность в новом литературном языке, как к этому отнесутся местные учителя, газетные работники и т. д.? «Нужно туда поехать», — сказал Николай Константинович. Выяснилось, что в ближайшие месяцы ни он, ни я поехать в Бессарабию не сможем. Я поеду туда по своим делам только летом будущего года.

Спустя десятилетие идея создания гагаузского алфавита была реализована. 30 июля 1957 года был утверждён гагаузский алфавит на основе кириллицы, главным разработчиком которого стала известная лингвист-тюрколог Людмила Покровская. Тогда же в школах гагаузские дети начали обучаться на гагаузском. Правда, длилось это недолго, и через три года от идеи отказались.

nokta