Обратная сторона дошкольной инклюзии в Молдове

По  инициативе Министерства просвещения Республики Молдова в 2011 году была  утверждена Национальная стратегия «Образование для всех» и программа развития инклюзивного образования, которая должна была быть внедрена в периоде 2011-2020 гг и проходить в три этапа. Цель программы — это обеспечение доступа всем детям к качественному образованию.

Государственные власти Молдовы  в системе образования и в области защиты прав детей, взяли на себя ряд обязательств путем ратификации  международных политических документов — Конвенции ООН о правах человека, Конвенции ООН о правах ребенка , Конвенции ООН о правах инвалидов —  разработать ряд Национальных стратегий. Одной из таких государственных стратегий стала реформа системы интернатного обслуживания на 2007-2012 годы.  В результате чего были сокращены специализированные дома и более 60 % детей возвращены на домашнее обучение и воспитание. 

С какими сложностями сталкиваются родители детей с потребностями в особом подходе при получении дошкольного образования  и как им может помочь государство, в репортаже Марины Момат. 

Хождение по докторам

 Богдан

«В шесть месяцев Богдан не откликался на свое имя. Вначале врачи подозревали у ребенка аутизм, о глухоте никто не говорил. Мы долго оставались  в неведении, что с сыном, пока я сама не стала искать ответ. Обратилась в одну из платных клиник Кишинева, там нас перенаправили в  Аудиологический центр Института Матери и Ребенка, о котором нам семейный врач, почему-то, даже не сообщил».

Светлана, мама Богдана рассказывает, что повторные попытки аудиограммы никаких результатов не давали. И только через год им поставили диагноз – ребенок с аутизмом.  Но, помимо этого, у Богдана было выявлено  еще нарушение  слуха и астигматизм – проблемы со зрением.

«На тот момент можно сказать нам очень повезло. В Молдову приехали во второй раз специалисты из Австрии по внедрению слухового импланта. Ранее они уже проводили подобные операции трем детям.  Это было для нас всех новое и многие меня отговаривали, но я думала, что только так я смогу ему чем-то помочь, идя на свой страх и риск».

Двойняшки Александра и Елизавета

Двойняшкам Александре и Елизавете по 4 года. Предположительный диагноз аутизм им поставили в полтора года, после плановой проверки у семейного врача. До этих пор, родители даже и не подозревали, что с их девочками такое может случиться, за все это время они не замечали у дочек признаков аутизма. Сестры были активными, откликались на имена и уже некоторое время посещали детский сад.

«Если говорить о помощи со стороны государства и полной информированности, нас, родителей: что делать, куда обращаться, оформлять инвалидность –  всего этого не было, я всю информацию искала сама, и то, информация об этом в Молдове очень скудная. Даже семейный врач, зная о нашем диагнозе, не направила нас в нужные структуры» — говорит Виктория, мама девочек.

Драгош

Трехлетнего Драгоша родители отдали в родном селе в детский сад. Через некоторое время они стали замечать чрезмерную раздражительность, постоянный испуг на шум и крики. И со стороны воспитателя стали поступать жалобы и намеки, чтобы они проверили ребенка и, возможно, отдали в специализированный детсад.

«Мы решили его не травмировать и стали искать возможности в Кишиневе, хотя для этого пришлось оставить дом и искать съемную квартиру, новую работу. Обходили многих врачей были и в псих. диспансере. Нам посоветовали на этом раннем этапе начать уже с ним заниматься, чтобы аутизм не развивался дальше.»

Это не единичные случаи по Молдове. Со слов каждого из родителей, они столкнулись с полным отсутствием интереса и помощи со стороны государства, оставаясь  на этом этапе, один на один со своими проблемами.

Эксклюзивность «инклюзивности»

На сегодняшний день, эти дети посещают комбинированный садик  № 167 в городе Кишинев, в котором активно внедряют работу  раннего  инклюзивного образования.

«Только придя в данный сад, я узнала, что мне надо делать, а могла же намного раньше начать обследование, лечение и даже оформление документов на инвалидность, ведь я еще и работаю.  Никто не информирует, это абсолютно никого не интересует. Получается так – твои дети,  твои проблемы» — рассказывает Виктория, мама двойняшек.

Родители Драгоша методом проб и ошибок из одного сада в другой тоже оказались, в этом садике.
        

«Самое сложное с чем я столкнулся, приехав в город, это то, что мне сразу не дали нужного медицинского заключения. Я вынужден был сам искать нужных нам специалистов. Не объяснили даже, когда  ходили к семейному врачу, куда и зачем нам надо обращаться. Что делать в таких случаях» — делится своим опытом отец  Драгоша,  Андрей.

Детский сад № 167 города Кишинев, стал одним из первых  комбинированных садиков,  в котором внедряется инклюзивное образование. Совместное обучение детей, не имеющих особых потребностей и детей с ограниченными возможностями.


Заведущая детского сада № 167 города  Кишинев, Лариса Милинтяну, рассказала про опыт европейских стран.

«Если брать опыт европейских стран, на примере Франции, я лично видела, как они на ранней стадии еще при рождении берут скрининг у ребенка и определяют слух.  И если диагностируют, что у него проблемы со слухом, то его направляют в специальную службу помощи, где родителям предоставляют полную информацию и право выбора, где лечить, в какое из образовательных учреждений отдавать своего ребенка. И до совершеннолетия все услуги предоставляются бесплатно. Что мне понравилось в их системе — это ранняя диагностика, что остается для нас актуальным, а так же полная база данных с историей каждого ребенка с момента его рождения. А что получается у нас в Молдове?  Реальность такова,  что никто не знает, кто должен этим заниматься и кто за что отвечает. Министерство  Здравоохранения говорит, что  Министерство Образования, те же наоборот ссылаются на них.  А на самом деле, все три Министерства, включая и Министерство Социального развития должны работать в единой команде».

Отставание в развитии системы

Экспертами в области защиты прав человека в Молдове с 2004 года выступала одна из  неправительственных организаций Keyston Moldova.  Они одни из первых в Республике обратили внимание на проблемы детей с ограниченными возможностями. И уже  первый пилотный проект по внедрению в стране инклюзивного образования был ими разработан и внедрен в 2010 году. Keyston Moldova поддерживает развитие инклюзивного образования в 22 школах в 15 районах Республики Молдова.

«Только с января 2015 года мы ввели в программу работу с детьми дошкольного возраста. Мы понимали, что  инклюзивное  дошкольное образование надо было внедрять намного раньше. Но проблема заключалась в том, что на уровне школ финансирование образования было четко прописано и утверждено государством, а вот дошкольное сюда даже не входит. Это отводится к бюджету местных публичных властей первого уровня. А денег у примэрии на создание услуг инклюзивного образования в детских садах не всегда есть» —  говорит Марчела Дилион, координатор проекта Keystone Moldova.

Государственная программа в Молдове по инклюзивному образованию осуществлялась  в три этапа – начиная с 2011 по 2020 года. Первые шесть лет отводились разработке правовой основы и пилотированию модели инклюзивного образования, а вот уже с 2017 года должна внедряться масштабная реализация программных мероприятий.

Мария Гуркова молодой специалист, магистр двух дисциплин:  кинетотерапии и психопедагогики, она одна из немногих, кто за короткий промежуток времени столкнулась с реалиями  дошкольного инклюзивного образования, ежедневно работая с детьми с ограниченными возможностями.

«Я за то, чтобы при нынешнем положении дел в реализации реформ в Молдове,  не должны были так резко и быстро закрывать  специализированные учреждения для детей с ограниченными возможностями».

Как позитивный пример проводимых реформ, Мария подчеркивает, что может послужить открытие новых или же реорганизация бывших специализированных учреждений для детей с ограниченными возможностями. В пример она приводит центр размещения (SMALL GROUP HOMMES) в Кишиневе, где наблюдается воспитание в семейной обстановке, дети разных возрастов живут под одной крышей и специалисты круглосуточно находятся рядом с ними.

«Программа Инклюзии  должна быть внедрится у нас в стране хотя бы 50 на 50, потому что в силу разной степени диагноза, где бывают порой очень сложные случаи, ребенок просто физически и психологически не сможет интегрироваться в общество, не говоря уже об инклюзии».

Мария Гуркова считает, исходя из своего опыта, что при внедрении данной программы, должен был быть разработан диффиринцированный подход.

Система с ограниченными возможностями

 «Поймите, да, к нам приходят дети в сад, мы с ними работаем, но они не все поддаются обучению в силу опять же индивидуальных особенностей. Наша задача минимальная, хотя бы научить его навыкам личной гигиены. Даже на это уходит очень много времени. Я сейчас говорю о детях, у кого сложные формы развития. Он же не может бесконечно ходить в сад, он по годам должен дальше идти, развиваться, посещать школу. Тогда вопрос, а достаточно у нас специалистов, воспитателей  в детских садах, знают ли они как работать с такими детьми. Я знаю много случаев, когда воспитатели в «корректной» форме отказывались брать детей в группы, ссылаясь на перегруженность детьми.  Другое дело, согласно опять же Закона, все сады обязаны брать детей с ограниченными возможностями, но для этого почему-то не создаются условия. Тебе дают на руки методичку или пособие как надо вести себя и обучать таких детей и все отпускают с чистой душой, а дальше уже сам».

Заведующая садика №167, Мелинтиану Лариса так же видит сложность  и ответственность, которую возлагает на них государство.   Имея многолетний опыт с детьми из групп с интегрированным (совместным) обучением, она предлагает создать на базе своего садика опорный ресурсный центр для воспитателей обычных массовых садов, ориентированного на углубления знаний и развития практических навыков по внедрению инклюзивного образования  для детей с нарушениями сенсорного развития или двигательной сферы.

«Задачу, которую мы ставим перед собой, это создать основную  команду из профессиональных специалистов кинетотерапевтов, психологов, логопедов. Мы работаем над развитием ребенка не менее 5-ти человек в команде, все зависит от его особенностей, внедряем различные  виды терапии. И уже когда есть такая команда, в кабинетах созданы все условия, установлено  необходимое оборудование, тогда виден результат, ведь для нас очень важна социализация детей с множественными нарушениями.  Если есть среда и условия работы в детских садах,  то  команда из специалистов будет иметь возможность работать на более высоком уровне».

Эксперт в области защиты прав человека  Марчела Дилион, координатор проекта Keystone Moldova так же говорит о неполной реализации данной программы. Причина, как все подчеркивали, это низкий уровень и нехватка специалистов в этой области, которые непосредственно должны работать на местах.

«Разрабатывая данное направление, а именно инклюзивное дошкольное  образование мы надеялись, что нас поддержат и подключаться многие структуры, одним из наших партнеров был ЮНИСЕФ. Но видя, что  даже, на уровне Министерства Образования при всей их попытке что-то изменить результаты были минимальными. Тогда мы разработали инструкцию для  внедрения методологии оценки ребенка. Для нас это было принципиально, например, ребенок приходит в сад и первые месяцы воспитатель должен побольше узнать о ребенке. Инструкция была утверждена Министерством Образования,  что стало хорошей новостью для специалистов».

«Как я вижу ситуацию. Государство не должно было закрывать эти специализированные дома, а направить ресурсы на достройку и доработку этих домов. По правде говоря, у нас в Молдове законодательная инициатива для  инклюзивного образования  и интегрированию  детей с ограниченными возможностями в обществе проработана очень хорошо и грамотно, но все же немного перегнули, потому что самое важное в этом  была  практическая часть, а ее  не продумали. И пострадали многие, дети которые не сумели интегрироваться в обществе, они выросли и остались за бортом»- рассказывает Мария Гуркова, кинетотерапевт.

Пример успеха как редкое исключение 

Несколько лет назад, по личной инициативе руководства и педагогов, кишиневский детский сад №167   для детей с нарушениями слуха  и со множественными нарушениями, стал одним из первых в Молдове, создавшим полноценные условия для инклюзивного воспитания детей с ограниченными возможностями.

«Мы были одним из первых специализированных садиков, где были созданы условия для открытия групп с интегрированным (совместным) обучением для детей, не имеющих особых потребностей  и детей с ограниченными возможностями. Создавая совместное обучение детей с особыми нуждами, мы стимулируем их речевую коммуникацию. Для остальных детей  это хороший опыт социализации — они  с  малых лет учатся жить вместе, решать общие, совместные свои проблемы наравне с  детьми с особыми нуждами.  Для нас это очень важно. Один из последних примеров, недавно у нас был выпускной в садике и в танце мальчик  танцевал вальс  с девочкой синдромом Дауна. Вы бы видели, как он ее вел — как королеву и она себя чувствовала обычной наравне с ним. Когда видишь такие результаты, поверьте, это многого стоит»,- рассказывает Лариса Мелинтиану, заведующая детского сада.

«Как итог мысли хочу сказать, я не буду защищать государство, что им сделано за период внедрения программы инклюзивного образования в Молдове, но если говорить о статистике, только один процент детей  с ограниченными возможностями вовлечены  в дошкольное образование, но государство делает много, чтобы эти дети имели право учиться, имели доступ к услугам. Но все же, чтобы внедрять такую концепцию как инклюзивное образование, нужны годы. И сейчас мы — общество находимся на уровне осознания, что если в школах уже инклюзивное образование вводится как обязательное для всех,  то на уровне детсада мы еще очень отстаем, «, — делится мыслями Марчела Дилион, координатор проекта Keystone Moldova.

                                      

Отсутствие ресурсов – не аргумент

Многие программы, направленные на внедрение инклюзивной системы, реализуются при сотрудничестве разных негосударственных организаций в партнерстве с Министерством Образования и Республиканским Центром Психолого-Педагогической Помощи.
Как подчеркивает доктор Вирджиния Руснак, директор Республиканского Центра Психолого-Педагогической Помощи, в результате одного из таких проектов, именно благодаря совместным усилиям 37 детей с ограниченными возможностями интегрировались успешно в систему дошкольного образования, и 15 из них уже поступили в школу.

По данным Республиканского центра психолого-педагогической помощи, число детей с ограниченными возможностями, которые пошли в детский сад, выросло с 450 в 2013, до 1432 в 2017.

С точки зрения Доктора Вирджинии Руснак, для того, чтобы программа инклюзивного образования, включая дошкольного, имела успех, важно чтобы все, кто вовлечен в процесс, были в единой мере ответственны и настойчивы.
Следовательно, именно отношение к проблеме инклюзивного образования остается одной из важнейших препятствий на пути ее успешного внедрения.

“Отсутствие ресурсов не является аргументом для ограничения права ребенка на образование.”

Текст и фото: Марина Момат

 

Статья подготовлена в рамках Академии ООН по Правам Человека для СМИ.