Одни спасают, другие сохраняют. У гагаузского языка появились новые защитники в Народном собрании

«Проект проекта закона»

 

Спикер Народного собрания Гагаузии Владимир Кысса вместе с коллегами депутатами Григорием Кадыном и Валентином Гайдаржи «вышли в законодательный орган  с предложением о разработке законопроекта «О функционировании гагаузского языка на территории Гагаузии».  Как сообщается на официальном сайте НСГ, «основанием для разработки данного проекта закона послужило желание сохранения и дальнейшего развития гагаузского языка среди населения автономии».

Контекст появления депутатской инициативы не совсем обычный. По сути, группа избранников обратилась в орган, который они сами же и представляют, а один из них даже возглавляет. Документ, который стал поводом для официального пресс-релиза НСГ, проектом закона, как таковым, не является. Это скорее «проект законопроекта», на основании которого авторы планируют составить законодательную инициативу.

Это вытекает и из пояснения пресс-службы о том, что «на данном этапе инициатива народных избранников направлена в юридическое управление Народного Собрания для внесения предложений по дальнейшему ее продвижению».  При этом не вполне ясно, какие могут быть «предложения по продвижению», кроме тех процедур, которые уже описаны в регламенте НСГ.

 

6 тезисов

 

В «языковой инициативе» депутатов, оказавшейся в  распоряжении редакции nokta, обозначены 6 тезисов, которые, как предполагается, лягут в основу будущего законопроекта.

Депутаты, в частности,  предлагают примариям, Исполкому и НСГ проводить официальные заседания на гагаузском языке. При этом публичные и административные учреждения в местах компактного проживания болгарского и украинского населения — на родных языках местных жителей. На каком языке должны быть заседания органов власти в населённых пунктах со смешанным национальным составом, не уточняется. Так же не раскрывается ситуация, когда часть чиновников может потребовать перевода материалов и выступлений на заседании на свой родной язык.

В следующем пункте говорится о том, что во всех дошкольных и школьных учебных заведениях «средой общения устанавливается гагаузский язык». В этой части, если мотив авторов понятен, то вызывает сомнение корректность формулировки, что языковая среда должна быть «установлена», а не, к примеру, создана или сформирована.

Это не единственный пункт, касающийся продвижения гагаузского языка в школах. Так, депутаты предлагают, что бы такие предметы, как физкультура, пение, труд, рисование, традиции народа, история, гагаузский язык и литература преподавались бы на гагаузском языке. Кроме того, по задумке депутатов, в «специализированных учебных заведениях», к которым авторы отнесли «молдавские лицеи» (очевидно, лицеи с государственным языком обучения, — прим. nokta), «гагаузский язык должен стать обязательным и преподаваться не менее трех часов в неделю».

Для реализации этих намерений депутаты в концепции идеи будущего законопроекта заложили методы стимулирования «преподавателей – гагаузоведов». Предлагается повысить им тариф на 100%. Кроме того, авторы идеи предлагают мотивировать выпускников школ специальными стипендиями, чтобы они стремились поступать в КГУ на  специальность «Гагаузский язык и литература». На эти цели депутаты предлагают установить 25 стипендий размером  1000 леев, а выплачивать их предлагается  из резервных фондов НСГ и Исполкома.

 

Инициатива коллег

 

Стоит отметить, что перечисленные предложения законотворцев созвучны с инициативой трех их коллег, которая была озвучена ещё в июне 2017 года. Речь идёт об идее законопроекта депутатов Екатерины Жековой, Елены Кармит и Михаила Железогло. Их инициатива называется «о спасении гагаузского языка» и направлена на развитие и стимулирование изучения гагаузского языка в автономии. С момента презентации инициативы полгода назад они неоднократно возвращались к этому проекту, информируя общественность о ходе его реализации.

О том, что группа коллег-депутатов вышла со схожей инициативой, Жекова, Карамит и Железогло узнали от  корреспондента nokta.

Елена Карамит ответила, что не может комментировать эту инициативу,  поскольку еще не знакома с документом. Михаил Железогло, как выяснилось, в день опубликования на сайте НСГ информации о новой инициативе, был на рабочем месте, но о появлении документа его никто не проинформировал.

Михаил Железогло: «Для меня это новость. Я не знаком с документом коллег. Может они разрабатывают новый закон. Я не читал, не готов ответить. Но в принципе у них была возможность дать нам свои видения, чтобы мы включили в документ, который разрабатываем ».

Екатерина Жекова также сообщила, что не знает о выдвинутой инициативе. Народная избранница отметила, что все депутаты информированы о той работе, которую она с двумя коллегами проводит на протяжении полугода по разработке законопроекта, направленного на «спасение гагаузского языка». И если новая инициатива предполагает предложения по этой же теме, то, как высказалась народная избранница, они могли бы быть направлены в качестве идей к первой инициативе.

Екатерина Жекова: «Что предлагают коллеги – сказать не могу. А если это пакет предложений, то  он мог бы прийти в наш адрес, как депутатов. Все коллеги знают, что у нас открыта работа по формированию текста законопроекта. Не знаю, почему так поступили коллеги и зарегистрировали. Может там какая-то новая процедура, которая мне не известна – я не знаю. Наши действия укладывались в рамки законотворческого процесса, который есть. И мы открыты для любых предложений».

Жекова также отметила, что на последнем заседании народного собрания она и ее коллеги – соавторы объявили, что прием предложений и мнений относительного будущего законопроекта по спасению гагаузского языка завершается до первого февраля. Затем на протяжении месяца авторы документа будут составлять конечный проект закона, а в начале марта – зарегистрируют его.

 

Согласны ли депутаты объединить инициативы?

 

Со своей стороны, инициаторы нового проекта закона, не видят проблемы в том, что на тему развития гагаузского языка в разработке уже есть одна инициатива. В своих комментариях для nokta они сообщили, что  не исключают вероятность того, что два проекта в конечном итоге могут быть объединены в один документ.

Валентин Гайдаржи: «Они свое делают, мы со своим вышли  — почему нет? Посмотрим, что у нас хорошее, что у них, может, где-то объединимся. На каких-то этапах еще будут варианты, кто-то предложит – без проблем! Мы всегда открыты и готовы».

Возможность объединения двух документов допускает и спикер Владимир Кысса, уточняя, что основная работа по разработке законопроекта ещё впереди.

Владимир Кысса:  «Мы пока подали инициативу. Будем ее разрабатывать. Потом, возможно, будем объединять с инициативой Жековой, Карамит и Железогло и аккумулировать предложения в один документ. Все пока только на стадии обсуждения. Мы хотим, чтобы наш гагаузский язык развивался. А,  получается,  мы официально не говорим. Вот это самая большая проблема»

 

Как должно быть по закону

 

Объединение двух законопроектов депутаты оценивают, как возможную перспективу. Между тем, эта ситуация имеет чёткое описание в 64 статье Регламента Народного собрания:

«В случае, если подготовлено несколько законопроектов по одному и тому же вопросу (в том числе альтернативных), они рассматриваются комиссией одновременно и по каждому из них представляется заключение. Ответственная комиссия определяет, какой из законопроектов наиболее полно и всесторонне регламентирует конкретную область общественных отношений, рекомендует Народному Собранию, какой из проектов рассматривать в качестве основного. Законопроекты, разработанные на основе разных концепций, считаются альтернативными».

 

Оксана Кихаял, Вячеслав Крачун

Фото: anasozu.com

nokta