ZdG: Три преступления, одно и то же обвинение, разные наказания

Одно преступление произошло в Фалештском районе, другое – в Чимишлийском районе, а третье – в Комрате. Во всех трех случаях прокуроры потребовали наказания для преступников в виде тяжких лет заключения на основании одной и той же статьи Уголовного кодекса. Наказания, однако, были разные. В одном из случаев преступник был приговорен к условному тюремному заключению, в другом – виновные были наказаны 4 годами лишения свободы с исполнением приговора, а в третьем – преступники получили соответственно 12 и 13 лет тюрьмы, передает газета ZdG.

27 мая 2018 года. Банальная ссора между несколькими жителями села Извоаре, Фалештского района, обернулась трагедией, вследствие которой погиб человек. Жизнь Григоре Марджине остановилась в 47 лет перед его домом: после удара головой по лицу он упал и ударился головой о камни на дороге.

Свидетельства родственников

«В прошлом году, с 27 на 28 мая, в Троицу здесь были люди, в том числе мой отец и несколько соседей, которые сидели на скамейке, просто-напросто разговаривали, как они обычно встречались. В какой-то момент мимо них прошли два молодых человека, приветствовали и начали беседу. Папа просто-напросто сказал одному из парней, что тот слишком быстро ездит на машине, и что во избежание несчастных случаев или неприятных ситуаций, было бы лучше ездить медленнее. В какой-то момент кум этого парня вмешался в разговор папы с тем парнем, что, мол, ты что «гаишник» (прим. ред.: патрульный офицер)? Он сказал ему прямо… Так возникла конфликтная ситуация. Эта ситуация длилась недолго, не пошла дальше… даже не знаю, папа, будучи более импульсивным, попытался сказать ему, зачем тот вмешивается в разговор или что-то в этом роде, и тот нанес удар по голове. Папа упал без сознания. Это была глубокая мгновенная кома», – рассказывает Ливия Чомски, дочь Григория Марджине.

«Я была на работе за границей, и Ливия, дочь, позвонила мне и сказала: «Мамочка, срочно, ты должна приехать домой, потому что папа в коме в больнице. Она рассказала мне, как это случилось, и кто его убил. Я не могла поверить в подобное. Я взяла билет и на следующий день приехала домой. Я поехала в Бельцы в больницу. Он был в коме. Я надеялась, что, может, он очнется, чтобы поговорить с ним. Он не очнулся, и мне так и не удалось пообщаться с ним. Он пробыл в коме 4 дня, и в пятницу, 1 июня, умер», – вспоминает со слезами на глазах Елизавета Марджине, супруга жертвы.

«Это было машинально, за считанные секунды»

Мы попытались обсудить этот инцидент с Серджиу Баламатюком, молодым человеком, который нанес смертельный удар Григоре Марджине, но его теща сказала нам, что его нет дома, и что он не будет говорить с нами в отсутствие адвоката. Она представила нам точку зрения ее семьи в связи с этим делом.

«Этот господин (прим. ред.: Григоре Марджине) сказал парню ездить там на машине помедленнее. Мой мальчик ему ответил: если бы я быстро ехал, то убил бы тебя. Ты не выпрыгивай перед машинами. Он начал: вы все ездите на машинах и правы, может быть, действительно молодые люди на машине на скорости ездят там и беспокоят человека, но что, уже нужно выпрыгивать перед машинами? Нужно лезть к людям на голову, чтобы тебя кто-то покалечил? И как началось: что вы ездите здесь и там, – зять только спросил его: а что, ты «гаишник», чтобы останавливать их? И он снял с себя рубашку и прыгнул на зятя. Зять крупный мужчина, здоровый, большой, сложил руки за спиной и ударил его головой. Всё. Вот как это было. Это было машинально, в считанные секунды», – рассказала нам Ирина Буду, теща Серджиу Баламатюка, об инциденте, который привел к гибели Григоре Марджине.

Совершивший преступление приговорен к тюремному заключению с отсрочкой исполнения

3 мая текущего года Серджиу Баламатюк, мужчина, ударивший головой Григоре Марджине, был приговорен в Бельцком суде, Сынжерейском отделении, к трем годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на два года. Согласно данным по делу, государственный обвинитель, прокурор Сергей Митителу, «считая, что вина подсудимого была доказана, попросил признать подсудимого Баламатюка Сергея виновным в совершении преступления, предусмотренного п. (4) ст. 151 Уголовного кодекса, и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 14 лет». Судебная инстанция, однако, квалифицировала действия подсудимого согласно п. (1) ст. 149 Уголовного кодекса (Лишение жизни по неосторожности), которая предусматривает более мягкое наказание.

«Судебные слушания длились почти год. В итоге он был приговорен к 3 годам условно. В настоящее время он находится на свободе. Парадокс в том, что человек умер, его больше не существует, его право на жизнь было нарушено непосредственно, а кто-то в порядке, пожалуйста, дома, без какого-либо наказания. Условное заключение в случае убийства – я не считаю это наказанием», – говорит Ливия Чомски, считая решение суда неверным.

«Я думаю, что суд решил по закону, в соответствии с процессом, как он проходил, потому что были свидетели, там были люди, которые нам говорили, которые сказали, что произошло. Они уверяют, что я их всех купила, но я их не купила. Я искренне говорю вам от души и от сердца, Бог мне свидетель», – утверждает, с другой стороны, Ирина Буду, теща осужденного Серджиу Баламатюка.

Дело передано в Бельцкую апелляционную палату

И семья покойного, и прокуроры утверждают, что они не согласны с приговором первой инстанции и подали апелляцию; дело будет передано судьям Бельцкой апелляционной палаты. «Я не знаю, как у нас работает правосудие. Я, например, очень разочарована. Я не считаю, что нормально, чтобы человек умер, и никто не был наказан. Единственное, чего я не понимаю, это почему никто не наказан? Было нарушено право моего отца на жизнь, в остальном все живут так, как жили до сих пор. Я требую, чтобы мне показали виновного и чтобы этот виновный был осужден. Согласно закону, большего я не прошу», – говорит Ливия Чомски.

«Прокурор потребовал лишения свободы с исполнением приговора, но суд счел, что действия должны быть квалифицированы на основании п. 1 ст. 149, применив наказание в виде лишения свободы с отсрочкой исполнения наказания. Мы считаем приговор незаконным, и прокурор, который вел и осуществлял уголовное преследование, обжаловал его как незаконный в Апелляционной палате», – сказал нам относительно этого дела прокурор Фалештского района Геннадие Гурицану.

Другое дело – другое наказание

Аналогичный случай, повлекший смерть человека после избиения, произошел в 2016 году в селе Албина, Чимишлийского района. Тогда двое молодых людей, Василе Кобас и Думитру Подгирный, избили своего односельчанина, который через несколько дней умер в больнице.

«У умершего был конфликт с моей свекровью, и через три дня муж узнал и захотел поговорить с ним, чтобы выяснить, как он мог поднять руку на его мать. Он пошел вместе с одним человеком, и когда они вошли туда, он (прим. ред.: жертва) прыгнул на них с вилами, и началась драка», – рассказывает Татьяна Кобас, супруга одного из мужчин, впоследствии признанных виновными в «умышленном нанесении тяжких телесных повреждений или причинении вреда здоровью, повлекшим смерть жертвы».

В рамках этого дела судьи установили гораздо более суровые наказания, чем по делу в Извоаре, Фалештского района. Василе Кобас получил 13 лет лишения свободы, а второму лицу, Думитру Подгирному, достались 12 лет тюремного заключения с несением наказания в пенитенциарном учреждении закрытого типа. Наказания обоих были оставлены в силе судьями Апелляционной палаты Комрата и Высшей судебной палаты, последние вынесли не подлежащее обжалованию решение в феврале 2019 года.

«Некоторым дают по 4 года и 6 месяцев, а другим…»

Татьяна Кобас говорит, что ее супруг признает свою вину, но считает, что в отношении него было применено слишком суровое наказание по сравнению с некоторыми подобными делами.

«Это решение не правильное. У него двое несовершеннолетних детей, 4-летний мальчик и двухлетняя девочка, он содержал семью. Теперь я осталась с ними, у меня нет никакой поддержки, никто не помогает мне, кроме моей свекрови», – утверждает женщина, считая, что справедливым наказание для ее мужа было бы «максимум 7 лет, но не столько, сколько решил судья. Некоторым дают по 4 года и 6 месяцев, а другим… Я нашла другие дела в Комратском суде, такой же случай был, и они дали 4 года и 6 месяцев, а моему мужу дали 13 лет».

Дело, на которое ссылается Татьяна Кобас, имело место в Комрате в 2011 году, и только в 2016 году оно завершилось в Высшей судебной палате. Тогда судьи установили наказание по четыре и, соответственно, четыре с половиной года лишения свободы с исполнением приговора двум молодым людям, которые вошли в квартиру мужчины и избили его, нанеся ему тяжкие телесные повреждения, приведшие к его смерти.

Источник фото: zdg

nokta

Читайте также Читайте также