Главная  —  Лонгриды   —   Кто и почему запретил строительство GagauziyaLand

Кто и почему запретил строительство GagauziyaLand

Евгения Гуцул обещает открытие парка развлечений уже в июле. Стройка на 17 июня. Фото nokta

В который раз команда Гуцул/Шора жалуется на запрет строительства GagauziyaLand. По их словам, происходит это “по прямой указке Майи Санду”, которая “завидует развитию Гагаузии при Шоре”. Почему на самом деле остановили стройку, как шоровцы отвечают на вопросы о спонсоре и какие нужны документы для такого проекта, выясняла nokta.    

Что случилось? 

Еще 17 мая башканка Гагаузии Евгения Гуцул в своих соцсетях заявила, что на месте строительства GagauziyaLand власти Молдовы проводят “бесконечные” проверки со стороны контролирующих строительство органов страны, экологической службы, полиции и Налоговой. Это Гуцул связала с прямым указанием президентки Майи Санду и поспешила обвинить “верхушку власти” в том, что им “не нужна самодостаточная Гагаузия”. При этомни слова не было сказано о требованиях контролеров, об итогах этих проверок и о состоянии документов строящегося парка развлечений. 

Пенсионеры митингуют за аттракционы

До этого, 30 апреля, команда Шора собрала митинг “в поддержку” GagauziyaLand и хором выступала против “запрета” на строительство от экологической службы, которого, как выяснила nokta, и вовсе не было. 

Дело в том, что шоровцы изначально подали неполный пакет документов, обязательный при строительстве. Они не прошли проверку на безопасность объекта для окружающей среды в Экологической инспекции. Поэтому сотрудники ведомства обязали авторов проекта получить необходимую справку.

23 мая команда Шора в Гагаузии снова собрала протестующих преимущественно пожилого возраста на месте строительства GagauziyaLand в Конгазе. Перед пенсионерами в разгар рабочего дня выступали первые лица автономии: башканка Евгения Гуцул, оба ее зама Илья Узун и Виктор Петров и председатель Народного собрания Дмитрий Константинов. Присутствовали депутат парламента от партии “Возрождение” Александр Суходольский и ряд других шоровских активистов. 

Гуцул появилась на митинге в очках итальянского модного дома Gucci стоимостью 300 евро (примерно 6 000 леев) и заявила, что Майя Санду никогда не поймет, каково это отказывать детям в аттракционах, когда на них нет лишних 50-100 леев.  

Спикер гагаузских депутатов Дмитрий Константинов даже надел строительную каску с логотипом парка и заявлял, что действия нынешней власти — это “фашизм, это нацизм какой-то” против собственного народа. 

Ни один из выступающих толком не объяснил, почему запретили строительство, какие именно документы не в порядке и чего от авторов проекта требуют закон и контролирующие органы, но все хором заявляли, что виной запрету Майя Санду и ее зависть развитию Гагаузии при Гуцул и Шоре. 

Что произошло на самом деле 

На самом деле поводом для остановки  строительства послужило отсутствие всех необходимых документов. Проще говоря, стройку начали незаконно.

Инспекторы Агентства по техническому надзору в ходе проверки обнаружили, что примария села Конгаз выдала градостроительный сертификат и разрешение на строительство без согласования объекта с поставщиком электроэнергии Premier Energy, без получения справки в Инспекции окружающей среды, без разрешения от Государственной администрации автодорог, сообщили в ведомстве журналистам ZdG. 

Во время проверки инспекторы обнаружили ряд и других нарушений. Все вместе стало основанием для остановки стройки, пока не будут приведены в порядок документы.

Однако строительство продолжилось, поэтому из-за несоблюдения этого запрета полиция завела уголовное дело. 

Редакция nokta также отправляла запрос в Агентство по техническому надзору, но ответа пока не получила. Мы спрашивали о причинах проверки, ее ходе и итогах. Интересовало нас также и то, какие действия должны предпринять застройщики, чтобы продолжить работу. 

Где документы и кто строит? 

Журналисты ZdG пытались спросить у Гуцул, кто выступил спонсором строительства, до начала последнего заседания в Буюканском суде по ее уголовному делу. Сначала Гуцул ответила, что надеется, что проект завершат в июле. Последующие вопросы и просьбы назвать спонсора парка развлечений она игнорировала, а потом и вовсе возмутилась, почему журналистов не выводят из зала. Ответа от Гуцул репортёры не получили. 

Как не получил и спикер правительства Молдовы Даниел Водэ. Которого пригласили участвовать онлайн в передаче на GRT “Общественный интерес”, посвященной запрету на строительство парка развлечений. 

Гостями программы в студии стали шоровские активисты: руководитель шоровской ячейки в Чадыр-Лунге Ирина Патоска, руководитель такой же ячейки в Вулканештах Наталья Памукчу, шоровец из Комрата Василий Новак и советник Гуцул Михаил Влах. Но всех, кроме Влаха, ведущая Валентина Короляк (мать депутата Александра Суходольского, бывшего социалиста, а ныне активиста  шоровской партии “Возрождение”) представила как общественных деятелей. 

В ходе передачи Короляк не меньше 10 раз восклицала: “Быть GagauziyaLand или не быть?”, а гости  студии были больше настроены оскорблять и проявлять  агрессию в адрес представителя правительства, чем отвечать на вопросы о парке развлечений. 

Никто из них не смог ответить на вопрос, кто является спонсором проекта, и назвать его имя. Михаил Влах вскользь сказал, что “у нас есть меценат, который готов инвестировать”, но не уточнил, кто это, и откуда у “мецената” деньги на строительство. Тогда Водэ предложил показать открыто все документы, если власти Гагаузии считают, что все делают по закону, а блокирует проект Кишинев. Влах отказался, повторяя при этом, что “у нас все прозрачно”, и снова перешел на обвинения в адрес Кишинева. 

И так по кругу несколько раз. Обвинения в адрес центра — уловки и нежелание отвечать на прямые вопросы Водэ — и снова обвинения. Всё это при поддержке и поощрении ведущей передачи, она же главный редактор, отметим, общественного телеканала. 

При этом Водэ неоднократно подчеркивал, что не надо переводить все в область политики, когда речь идет о соблюдении закона: 

Правительство не стоит на пути тех проектов, которые уважают закон и способствуют развитию регионов. А все законные нормы, которые существуют, чтобы реализовать проект, нужно соблюдать всем без исключения: в Сороках что-то строится, в Кагуле или Кишиневе. Все должны соблюдать закон и здесь нет исключений. Поэтому те люди, которые хотят переложить вину за свое неумение на центральную власть, используют, как мне кажется, не самую лучшую стратегию

Какие документы нужны, чтобы строиться легально?

Чтобы узнать, какой же всё-таки должна быть законная процедура строительства на муниципальной/государственной земле, мы обратились к примару  Комрата Сергею Анастасову. 

  1. По словам примара, прежде всего под проект выделяется земля
  • либо примария выставляет участок на аукцион, и его на самых выгодных для населенного пункта условиях выкупает в собственность инвестор/подрядчик, 
  • либо, как в случае с GagauziyaLand, примария с одобрения местного совета выделяет участок земли под конкретную задачу. 

В последнем случае земля остается на балансе примарии.  

  1. После этого выдается градостроительный сертификат для проектирования объекта
  2. Проект, в свою очередь, должен пройти все надлежащие верификации и проверки: в технадзоре, экологической службе и других службах при необходимости.
  3. Когда проект согласован во всех инстанциях, только после этого примария выдаёт разрешение на строительство.
  4. Уже на этапе реализации проекта государственные службы инспектируют и проверяют ход работ. Если проверяющие обнаружили несоблюдение строительных или других норм или отсутствие каких-либо документов, они могут наложить штраф или приостановить работы до погашения штрафа или предоставления необходимых документов.

Таким образом, примария Конгаза выдала разрешение на строительство без заверенного во всех инстанциях по закону проекта.

В свою очередь команда Шора начала строительство, невзирая на отсутствие нужных согласований, а затем и проигнорировала требование властей приостановить работы, пока не будут получены нужные документы. 

А нужно ли проверять источник денег спонсора/инвестора? 

Коротко — да, но не всегда. Если проект реализуется частным инвестором, а не примарией, то финансы инвестора на этапе проектирования и выделения земли проверять не нужно. Этим могут заняться антикоррупционные ведомства и Налоговая служба, если заподозрят сомнительное происхождение инвестиций. 

 Если проект реализует примария на деньги донора, то тогда под каждый проект открывается отдельный счет, куда начисляются деньги и откуда они списываются на реализацию работ. 

Органы по борьбе с коррупцией и Налоговая служба о проверках происхождения денег на строительство GagauziyaLand не сообщали.

Шоровцы заявили о строительстве NordLand в Бельцах и снова без документов

В начале июня представители блока “Победа” и сторонники Шора заложили первый камень в строительство парка развлечении NordLand. 

При этом, как объяснили журналистам местного издания СП в примарии, никаких разрешительных документов нет. Более того, разрешения нет не только на строительство парка, но даже на установку камня. 

Читайте также: