Назад в прошлое? Почему в Гагаузии уменьшается количество депутаток в НСГ и можно ли это изменить

«Девочкам с детства говорят, что они станут хорошим врачом, преподавателем, но намного реже их убеждают в том, что они станут хорошим президентом», — считает специальный представитель председателя ОБСЕ по гендерным вопросам, Лилиана Палихович.

В 7 созыве Народного собрания Гагаузии жителей автономии представят всего 2 женщины. Несмотря на то, что с 1995 до 2012 года росло количество кандидаток в депутаты. Если во втором созыве в 1999 году в избирательной кампании участвовали 13 женщин, то в 2012 их число достигло максимума и составило 33. Однако в НСГ в тот год прошла всего 1 — Наталья Шошева от округа №19, Джолтай.

После 2012 года количество кандидаток в законодательный орган Гагаузии начало снижаться. В 2016 в выборах в НСГ участвовало всего 19 женщин, а в 2021 — 18. При этом если в 2016 в НСГ прошли 4, то в 2021 всего 2.

Разбираем в лонгриде nokta, почему в Гагаузии уменьшается количество кандидаток в депутаты и можно ли это изменить.

“Не просто низкий, а крайне низкий уровень участия женщин”

19 сентября в Гагаузии состоялись очередные выборы в Народное собрание автономии. Всего баллотировалось 123 кандидата, из них — 18 женщин или 14,6%.

По итогам первого тура в НСГ прошла только одна женщина — Елена Юрченко, которая баллотировалась по округу №7 Чадыр-Лунга. После повторных выборов в округе №27, Конгаз в НСГ прошла еще одна женщина – Светлана Дювенжи.

Таким образом в 7 созыве НСГ жителей Гагаузии будут представлять всего 2 женщины из 35 депутатов или 5,7%.

Эксперт в области прав человека, соискатель степени доктора права при Оттавском университете в Канаде, Вячеслав Балан считает, что “результаты выборов — это откат назад, в прошлое”. 

К сожалению, в данной избирательной кампании уровень участия женщин был крайне низким. Не просто низким, а именно крайне низким. Такой показатель не характерен для стран Европы 21 века. В свое время избрание главой Гагаузии женщины стало ярким примером движения на пути прогресса и гендерного равенства. Итоги нынешней кампании в НСГ – это безусловно откат назад, в прошлое”, — сказал Вячеслав Балан.              

 По мнению Исполнительного директора Ассоциации ADEPT, Игоря Боцан, «это печальная статистика».

«Женщинам сложнее сделать выбор в пользу общественной активности. Потому что домашняя работа, нагрузка всегда больше падает на женщин, чем на мужчин.

Женщины, если общаются, то больше говорят о проблемах, которые надо немедленно решать. Женщины меньше склонны к разного рода, скажем так, полумерам. Женщины не очень охотно идут на подкуп избирателей и т.д. и т.п.», — сказал Игорь Боцан.

В избирательной кампании участвовали только две политические партии: Избирательный блок коммунистов и социалистов (BECS) и партия «Строим Европу дома» (PACE). BECS выдвинула 21 кандидата, PACE – 2, все остальные независимые – 100.

При этом из 2 кандидатов от партии PACE, оба были мужчинами. 

А из 21 кандидата от BECS всего 4 женщины или 19%:

  1.       Анна Братунова, Комрат округ №1,
  2.       Елена Юрченко, Чадыр-Лунга округ №7,
  3.       Надежда Тукан, Баурчи округ №12,
  4.       Елена Мандажи, Казаклия округ №24,

Специальный представитель председателя ОБСЕ по гендерным вопросам Лилиана Палихович уверена, что нужно развивать демократию в политических партиях, которые менее активно продвигают женщин кандидатов.

«Есть другой вопрос: насколько политические партии готовы продвигать женщин в качестве своих кандидатов? Политические партии еще не доросли до осознания роли участия женщин в процессе развития страны. И они не открыто продвигают участие женщин в политических процессах», — утверждает Палихович.

Что мешает женщинам участвовать в выборах? 

На выборах в НСГ в 2021 году женщины баллотировались лишь от 16 округов или 45,7%. 

В ЦИК Гагаузии сообщили, что не было зарегистрировано случаев дискриминации по половому признаку. 

Касательно дискриминации кандидатов женщин, ЦИКом не были зафиксированы подобные случаи. И обращений по данному поводу в ЦИК не поступало”, — сообщила председатель ЦИК Гагаузии, Яна Коваленко

Специальный представитель председателя ОБСЕ по гендерным вопросам утверждает, что есть сразу несколько факторов, которые влияют на желание женщины участвовать в избирательной кампании: стереотипы, неуверенность женщин в своих силах, недостаток финансовых ресурсов, которые можно использовать в избирательной кампании.

«Стереотипное мышление: считается, что это такая наука, которая доступна только мужчинам, потому что им об этом говорили с детства. Девочкам говорили, вот ты станешь хорошим врачом, ты станешь хорошим преподавателем, но меньше им говорили, что ты станешь хорошим президентом.

Мне кажется, если мы будем работать над усилением демократии в нашей стране, тогда у женщин появится больше смелости для участия в этих процессах. В то же время избрание женщины на пост президента, на пост башкана, назначение женщины на пост председателя КС, премьер-министра, министра внутренних дел — это хорошие примеры для женщин, что это в их силах и что они могут участвовать и имеют большие шансы на успех», — сказала Палихович в интервью для Ассоциации Adept.

Депутат НСГ VI созыва и кандидат в депутаты на выборах в НСГ 19 сентября от села Чишмикиой, Екатерина Жекова отмечает, что “женщин всегда было мало, как в списках кандидатов, так и уже избранных лиц, на любые публичные должности в Гагаузии”. 

“Думаю, что связано это в первую очередь с тем, что нет в автономии консолидировано действующей организации, поддерживающей идею продвижения женщин в политику”, — отметила кандидат Екатерина Жекова. 

При этом Екатерина Жекова отметила, что условия для участия созданы равные,«только вот отказ от участия в предвыборных дебатах – есть главное нарушение прав избирателей сравнивать через дискуссию готовность того или иного кандидата быть избранным для работы в законодательный орган автономии» (Nokta и общественная компания GRT проводили предвыборные дебаты с кандидатами, и оппонент Екатерины Жековой на них не пришел, — прим. ред.).

Не каждый муж согласится с тем, что его жена депутат”, — считает избранный депутат от Конгазского округа №27, Светлана Дювенжи. Депутат заявила, что выдвижение в качестве кандидата в НСГ не было ее собственной инициативой.

«Меня выдвинули люди, это была не моя инициатива. Иногда им даже приходилось меня уговаривать.

Я думаю, что скорее всего женщин меньше, потому что по жизни у нас больше обязанностей, чем у мужчин — семья, дом, дети, внуки, хозяйство и т.д”., — сказала избранный депутат.  

При этом в гагаузском патриархальном обществе до сих пор сохраняются стереотипы, которые мешают женщинам развиваться на политической арене.

“В регионе по-прежнему сильны стереотипы в отношении женщин. Немало людей в регионе продолжают считать, что женщинам не место в руководстве. Особенно сильны такие настроения, по-видимому, в сельских зонах и в небольших населенных пунктах. В двух городах Гагаузии – Комрате и Чадыр-Лунге – женщин-кандидаток было выше, чем в среднем по Гагаузии, а обе избранные кандидатки – из крупных населенных пунктов (из той же Чадыр-Лунги и из Конгаза)”, — считает эксперт, Вячеслав Балан.

Проблемы избирательной системы

В 2006 году в Молдове был принят Закон «Об обеспечении равных возможностей для женщин и мужчин». В 2016 году в него внесли поправки и добавили положение, которое предусматривает, что «политические партии обязаны способствовать обеспечению равных прав и возможностей для членов партии – женщин и мужчин с соблюдением минимального представительства на уровне 40 процентов для обоих полов при:

  1. a) обеспечении представительства в руководящих органах;
  2. b) представительстве женщин и мужчин в списках кандидатов без дискриминации по признаку пола».

При этом в Законе не говорится о том, что эта квота в 40% касается только женщин. Это положение является гарантией для представителей обоих полов.

«Почему это делается? Потому что наше общество состоит из мужчин и женщин, которые имеют разные потребности. И эти потребности никто не знает лучше, чем представители той социальной группы. Вот поэтому и нужно соблюдать такие правила, и я ни в коем случае не согласна с теми, кто говорит, что мы должны выбирать не по квотам, а мы должны выбрать по профессиональным достоинствам.

Никто не говорит, что, когда мы выбираем, мы не должны анализировать профессиональный уровень, неподкупность кандидатов и так далее, но в то же время считать, что только представители одного пола могут быть хорошими профессионалами – это неправильно. В таких случаях ущемляются права другой половины», — сказала Лилиана Палихович.

Закон действует на всей территории Молдовы, в том числе и в Гагаузии, однако возникают сложности при применении этих положений в мажоритарной избирательной системе, когда нет единых списков, а голосование идет по одномандатным округам.

«Можно было обязать партии, как например BECS, если они выдвинули 21 кандидата, чтобы по крайней мере 40 процентов были женщины.

Но мы видели, что они не стали соблюдать этот показатель. Видимо они интерпретируют закон в том русле, что эта норма относится только к объединенным спискам, а не к кандидатам, которые предназначены для одномандатных округов», — сказал Боцан.

При этом эксперт в области прав человека, Вячеслав Балан считает, что сама мажоритарная избирательная система не способствует пропорциональному представительству женщин.

«При такой системе каждый кандидат, по сути, должен сам «вытягивать» всю избирательную кампанию в своем округе – проводить мероприятия, встречаться с людьми, тратить на это все много денег. Пропорциональная избирательная система намного более благоприятна в этом смысле.

У женщин, в силу системной дискриминации и устаревших, но все еще бытующих общественных стереотипов, нужных временных и финансовых ресурсов, как правило, меньше, чем у мужчин. Женщины не могут днями напролет проводить мероприятия и ходить по встречам, у многих из них дети, родители на попечении, и редко, когда на время избирательной кампании кто-то берет на себя эти заботы вместо женщин-кандидаток (что было бы правильным). У многих мужчин-кандидатов, конечно, тоже есть семьи и дети, но, думаю, большинство из них в своих семьях не являются теми, кто больше всех занимается детьми и домашними делами.

То же самое касается и финансовых ресурсов – по всем имеющимся данным в среднем по Молдове у женщин в распоряжении намного меньше собственности и денег, чем у мужчин. А на кампанию нужны деньги, часто немалые деньги», — сказал эксперт.

Как можно изменить эту статистику? 

Введение гендерной квоты могло бы искусственно обеспечить избрание большего числа женщин-депутатов. 

“У нас же, на выборы в НСГ большинство претендентов идут как независимые кандидаты или при поддержке национальных партий, а своих партий у нас нет. Если хотим гендерно уравновесить состав депутатов Народного Собрания Гагаузии нужны изменения в законодательстве. Я бы уточнила: нужно изменить выборное законодательство не только в гендерном отношении, но и в срочном принятии закона о переходе депутатов НСГ на профессиональную деятельность. Иначе никакого качества законодательной базы для жизни автономии нам не видать”, — сказала Жекова.

При этом для того, чтобы ввести гендерную квоту в Гагаузии необходимо внести серьезные изменения в законодательство автономии, вплоть до изменения избирательной системы. Эксперт Игорь Боцан считает, что это слишком радикальная мера. 

«Это все зависит от депутатов Народного собрания. И наверное, это слишком радикальная мера, менять избирательную систему для того, чтобы соблюсти квоту. Нужно работать с женщинами. Это НПО, другие организации. Для того, чтобы женщины активно участвовали в избирательных кампаниях и добивались равных прав, наравне с мужчинами», — Боцан.

С предложение внесения изменений в Избирательный кодекс Гагаузии может выступить ЦИК автономии. 

“При одномандатной системе сложно говорить о квотах. В любом случае, изменения в Кодекс необходимы во всех аспектах, чем мы и планируем  заняться в ближайшем будущем”, — заявила председатель ЦИК, Яна Коваленко. 

Эксперт в области прав человека, Вячеслав Балан считает, что одной из проблем является слабая работа по продвижению женщин-кандидаток.

“Мало новостей и медиа-материалов об активных женщинах, редки сообщения о специальных программах по развитию женского политического лидерства в регионе. В таких обстоятельствах и без активной работы в этом направлении сложно будет достигнуть кардинальных перемен”. 

При этом необходимо работать с самим обществом и женщинами в частности.

«В то же время, мне кажется, что нам нужно еще работать и объяснять людям: как вы доверяете женщинам, когда вы выбираете женщин в районный совет, на должность мэра села или города, и вы убеждаетесь в том, что с того момента начинаются новые проекты, новый подход к развитию вашего села или города. Почему не доверяете им, что они могут принести такие изменения и на национальном уровне. Есть достаточно хороших примеров, которые помогут нашим избирателям выбирать больше женщин.

Я бы обратилась к женщинам: верьте в свои силы, в то, что как вы могли получить высшее образование, добиться успеха в разных проектах, добиться успеха в вашей школе, если вы работали в школе, добиться успеха в больнице, где вы работали и вас люди там ценили за то, что вы делали, точно так же вы можете добиться успеха не для вас, а для общества, для страны, если вы будете кандидатом или будете избраны», — отмечает Лилиана Палихович. 

Данный материал подготовлен в рамках проекта «Мониторинг и гендерная оценка выборов в Народное собрание 2021 года и мероприятия по наращиванию потенциала женщин-лидеров из АТО Гагаузия», реализуемого Центром «CONTACT» в партнерстве с Организацией Объединенных Наций по вопросам гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин (ООН-женщины), финансируемого Швецией. Мнения и позиции, отраженные в данном материале, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды «ООН-женщины», Организации Объединенных Наций или донора.

nokta

Ангелина Кирчу
Репортёр nokta…
Реклама