«Война всех войн» и гагаузы:
между памятью и забвением
Историческая память динамична, порой значимые в мировом масштабе исторические события предаются забвению на десятилетия вперёд в масштабе региональном и локальном. Так произошло и с Первой мировой войной, которая прогремев на полях сражений и в тяжелой реальности прифронтовой зоны, каким был юг Бессарабии всего лишь сто лет назад, стала почти забытой страницей нашей истории, несмотря на очевидные массовые потери, которые понесли в этой войне уроженцы Буджака. Возрождение памяти «войны всех войн», как её называли, в Гагаузии происходит постепенно, как на уровне краеведов, исследователей истории края и потомков участников войны, так и на официальном уровне, где дискурс Первой мировой войны первоначально был связан с переносом памятной даты.
Самый кровавый конфликт
в истории гагаузов
Столетие назад мир пытался оправиться от тотальной катастрофы, которой обернулась Великая или Большая война, как костер вспыхнувшая от рокового выстрела сербского националиста, охватив пламенем все континенты, став для великих держав и малых народов шансом вписать свое имя в скрижали бессмертной истории. По скромным подсчётам в эту войну было мобилизовано только на европейском континенте около 60 млн человек, из которых порядка 10 млн погибли.
Длинная колонна русских военнопленных переходит мост в Ново-Георгиевске. Восточный фронт, Россия, 1915
Источник фото: humus.livejournal
В Великую войну были призваны около 12 500 гагаузов и 19 000 болгар юга Бессарабии, тысячи из них погибли и пропали без вести, иные были в плену, а сотни выживших воинов вернулись домой инвалидами.
Гагаузы и болгары Бессарабии сражались и умирали в Первой мировой войне точно так же, как французы и англичане, русские и поляки, американцы и индийцы, румыны и болгары, немцы и австрийцы.
По своим масштабам Великая война коснулась каждого дома и каждой семьи на юге Бессарабии, и наши предки, жители Буджакской степи, понесли в годы Первой мировой войны самые большие потери, чем в каком-либо ином вооруженном конфликте, случившемся до или после войны 1914—1918 гг.
Если каждый из 12 500 мобилизованных в Великую войну гагаузов оставил после себя, как минимум, двоих потомков, а те ещё двоих, и так далее до поколения нынешних тридцатилетних (которые являются потомками воинов Первой мировой в пятом колене), то, согласно геометрической прогрессии, прапрадеды порядка 130 тысяч нынешних этнических гагаузов Молдовы и около 32 тысяч гагаузов Украины (а также гагаузов, эмигрировавших с территории Буджака в третьи государства) были участниками той войны.

Песни и воспоминания -
народная память о Великой войне

Однако достаточно было пройти всего лишь одному столетию и смениться четырем поколениям, чтобы воспоминания о войне практически исчезли из коллективной памяти, сохранившись преимущественно в произведениях устного народного творчества и в семейных преданиях.
Широкое распространение солдатских песен, сохранившихся даже в советский период, было связано с тем, что оставшимся вдовам, вернувшимся с войны инвалидам и сиротам войны, необходимо было отрефлексировать, пережить тот ужас опустошения и трагедии, случившийся с ними.

Своеобразным завещанием, повторяющимся мотивом солдатских песен выступает письмо умирающего солдата, осознающего неизбежность своей гибели:
Varşava / Варшава
Varşavadan polktan kiat geldi
/Пришло из Варшавского полка письмо/
Genç çocuklara, bizim akrannara
/Молодым ребятам, нашим ровесникам/
Slujbaya gitsinnär
/На службу чтоб идти,/
Cenk tä etsinnär,
/Идти, чтоб воевать,/
Cenk tä etsinnär,
/Идти, чтоб воевать,/
Akoplara girsinnär.
/В окопы чтоб входить./
Ne zavallı olmuş-biricii urulmuş.
/Вот беда случилась – ранили одного:/
Ayacıklarınnan kuyucuk kazmış
/Ноженьками своими яму он копает,/
Elcezlerinnän çimencik yolarmış
/Рученьками своими траву он вырывает,/
Aazcazınnan baarıp cıırarmış:
/Ротиком своим, крича, громко созывает:/
'Ey, dostlar, kardaşlar,
/«Эй, друзья, братья!/
Yazın bir kiät bana
/Напишите от меня письмо,/
Benim garip karıma,
/Моей жене печальной,/
Benim kutsuz anama,
/Моей матери несчастной,/
Benın üüsüz uşaklarıma.
/Моим детям-сиротам,/
Yazın benim karıma,
/Напишите жене моей,/
Evlensin, durmasın,
/Чтоб вышла замуж, не задерживалась,/
Beni beklämesin.
/Чтоб не ждала меня./
Bän burada evlendim
/Женился здесь я/
Sivri kurşunnara,
/На остроконечных пулях,/
Keskin kılıçlara.
/На отточенных саблях./
Beni aalayan-yukarda uçan kuşlar,
/Меня оплакивающие – высоко летающие птицы,/
Benim döşään – yeşil çimen,
/Моя постель – зеленая трава,/
Benim yastıım - kara toprak,
/Моя подушка – черная земля,
Benim yorganım havada bulutlar.
/Мое одеяло – небесные облака./


Источник песни: Буджактан сеслäр. Литература йазылары / Хазырлайан Дионис Танасоглу. Кишинев: Картя Молдовеняскэ, 1959. С. 98. Топлады Д. Танасоглу. (изначально была напечатана на кириллице)
Перевод: Баркарь С. Ф. , опубликован в сборнике "Гагаузы и болгары в Первой мировой войне 1914-1918 гг."
На фото: Георгий Федорович Киорогло, уроженец села Чадыр-Лунга (второй слева), служил в Очаковской крепостной артиллерии. Фото из архива семьи Киорогло.
Однако не только фольклор помог сохранить память о Первой мировой войне. В годы, когда на официальном уровне эта войны была низложена до чуждой, буржуазной и империалистической, а герои Великой войны прятали и выбрасывали свои Георгиевские кресты и медали, вдовы и сироты тихонько сумели сохранить для потомков фотографии воинов, порой даже умалчивая о том, кто запечатлен на них.
Но так было не всегда. С началом войны царское правительство предприняло действия не только по выплате пенсий и пособий инвалидам, вдовам и сиротам войны, но и ежегодных денежных вознаграждений воинам, отмеченным за ратные подвиги боевыми наградами.
После того, как территория Пруто-Днестровского междуречья стала частью Королевства Румыния, оставшихся в живых воинов Первой мировой, многие из которых были инвалидами войны, чествовали как героев этой страны, вне зависимости от их этнической принадлежности, их родного языка или армии, на стороне которой они воевали. Инвалидам, вдовам и сиротам войны Королевством Румыния полагались следующие социальные выплаты и льготы (обеспечение которыми не прерывалась даже в период 1941-1944 гг.): пенсии, освобождение от налоговых сборов, льготный проезд по железной дороге Румынии, бесплатные поездки в санаторий и др.

По прошествии лет, сироты и дети воинов Великой войны выросли благодарными потомками, их индивидуальная память о собственных отцах оказалась сильнее времени.
Примечательна история уроженца Чадыр-Лунги Петра Георгиевича Киорогло, который получил уличное прозвище «Очаков Петя», потому что был зачат в 1915 году, когда его мать Ангелина со старшим сыном Дмитрием прибыла на встречу к мужу Георгию Федоровичу Киорогло, уроженцу села Чадыр-Лунга, который служил в Очаковской крепостной артиллерии. Петр Киорогло так никогда и не увидел своего отца, без вести пропавшего в Первой мировой войне. Ангелина так и не вышла повторно замуж. Историю своей семьи рассказывает Илья Петрович Киорогло.

Уроженке села Кириет-Лунга Степаниде Георгиевне Хитриной (урожденной Чолак) в этом году исполняется 89 лет. Её отец Георгий Иванович Чолак в Первую мировую войну был рядовым 59 Люблинского полка. 16 марта 1915 года он был ранен в позвоночник в Карпатах, его лечили в госпитале и привезли по железной дороге домой. На всю жизнь он остался инвалидом, передвигался на коляске и умер в 1940 году, когда Степаниде исполнилось 10 лет. Спустя почти 80 лет боль от этой утраты всё также сильна. Степанида Георгиевна, свободно владеющая русским, румынским, гагаузским, болгарским и грузинским языками, рассказывает историю о своем отце, участнике Великой войны.
От забвения к признанию
11 ноября 2018 года, в столетнюю годовщину подписания Компьенского перемирия, в Париже у Триумфальной арки состоялась церемония поминовения с участием более 70 лидеров государств, среди которых были президент США Дональд Трамп, президент России Владимир Путин и канцлер Германии Ангела Меркель. Значимость столетия окончания Великой войны и самой даты 11 ноября не оспаривалась ни на Западе, ни на Востоке, ни со стороны победителей, ни со стороны проигравших, ни со стороны вышедших из этой войны.
Мировые лидеры собрались в Париже на чествование 100-летней годовщины окончания Первой мировой войны. Париж, 11 ноября 2018 года
Источник фото: yangonmedia.com
Отношение к 11 ноября, как к памятной дате, в Гагаузии было не столь однозначно.
Газета «Знамя», выходящая в Чадыр-Лунгском районе в заметке от 9 августа 2019 года, № 31 пишет: «Напоминаем, что в 2017 году Народное Собрание Гагаузии приняло постановление «Об учреждении 11 ноября Днем памяти погибших в Первой мировой войне». На сессии НСГ 29 июня 2018 года депутаты проголосовали за перенос даты Дня памяти на 1 августа. Инициатором поправок стала башкан Гагаузии Ирина Влах. В пояснительной записке она выразила уверенность, что гагаузскому народу была необоснованно навязана памятная дата 11 ноября – день подписания Компьенского перемирия в 1918 году, как окончание Первой мировой войны. Дата 1 августа официально признана в Российской Федерации, как День памяти российских воинов, погибших в Перовой мировой войне. А представители гагаузского народа, погибшие в Первой мировой войне, участвовали в боевых действиях в составе именно Российской армии».
Однако инициатива по возрождению памяти о павших в Первой мировой войне воинах, уроженцах юга Бессарабии, принадлежит, в первую очередь, краеведам и исследователям истории края, людям, движимым интересом к судьбам солдат, вдов и сирот Великой войны, а не к историческим, порой противоречивым событиям, ставшим её следствием.
"Интерес к Первой мировой войне в Гагаузии возник ближе к столетию её начала. В частности, командой нашей неправительственной организации ИКЦ «Диалог» был реализован проект «Память забытой войны». Затем последовало письменное обращение общественности к Народному собранию и Башкану Гагаузии об установлении даты окончания войны – 11 ноября – Днем памяти павших в Первой мировой войне уроженцев нашего края. 11 ноября отмечается во многих странах мира, как День перемирия или День окончания Первой мировой войны. Именно после окончания войны домой, в Буджак, стали возвращаться солдаты, которые были в плену и считались пропавшими без вести в Бессарабии. В 2018 году депутаты Народного собрания Гагаузии приняли решение о переносе даты. В принципе, нет значения, когда поминают воинов этой войны, главное – что этот день установлен. День памяти погибших в Первой мировой войне впервые вошел в памятный календарь именно Гагаузии, он даже не установлен на республиканском уровне. Отрадно, что в Гагаузии, память о Великой войне возрождается, был отреставрирован единственный сохранившийся памятник в селе Этулия, воздвигнуты два новых памятника в Чадыр-Лунге и Гайдарах, а в Авдарме еще в 2011 году появилась памятная таблица с именами павших в этой войне уроженцев села".
Светлана Капанжи
исследователь истории края, координатор проектов "Память забытой войны" и "Возродим память вместе", автор сборника "Гагаузы и болгары Бессарабии в Первой мировой войне 1914-1918 гг."
Сохранением памяти о павших в Первой мировой войне в Гагаузии занимаются Федор Куру (Гайдары), Константин Курдогло (Баурчи), Иван Славиогло (Бешгиоз), Домна Акбаш (Чок-Майдан), Виктор Чернев (Джолтай), Георгий Радов (Кириет-Лунга), Федор Кылчик (Казаклия), Алена Шевченко (Ферапонтьевка), Игнат Казмалы (Авдарма), Светлана Капанжи (Чадыр-Лунга) и другие.

Благодаря труду этих людей, их работе с архивными источниками и интернет-ресурсами, с непосредственными потомками участников Первой мировой существует надежда на то, что для воинов Великой войны не обернётся забвением неумолимое течение времени, их серьезные, задумчивые и обреченные лица на старых фотографиях будут идентифицированы, имена участников «войны всех войн» будут сохранены для будущих поколений, а сама Первая мировая война не будет более балансировать на грани забвения в исторической памяти гагаузов.
Текст, фото, видео:
Алина Михалкина
Оформление:
Алина Михалкина,
Анна Дмитриева