Архитектор Александру Цибарь творит, реставрируя и восстанавливая. Европейский проект поддержал увлечение молдавского архитектора

Александру Цибарь стал студентом факультета архитектуры и урбанистики Технического университета Молдовы в 2007 году. Это случилось в том же самом году, когда в различных регионах мира завершалось строительство знаковых зданий: «FiftyTwoDegrees» высотой 86 м в Неймегене (Нидерланды), Национального памятника Пакистана, занимающего 3 га, Национального центра искусства в Токио, «BMW Welt» в Мюнхене самой популярной достопримечательности Баварии. Спустя 13 лет Александру поведал нам о том, как его задействовали в проект восстановления фасад кишиневской примэрии, какие изменения произошли в области технического и архитектурного образования, насколько важна реставрация старых зданий, секреты которой он усвоил, в том числе от итальянских архитекторов, в ходе проекта, финансируемого Европейским союзом.

Одна из наиболее дорогостоящих специальностей

Он родился в семье архитекторов, друзья семьи тоже были архитекторами, поэтому архитектурная карьера в его случае казалась более чем естественной. Парень же не видел себя архитектором. «В 90-е никто не зарабатывал на архитектуре или искусстве. Может ли ребенок, который понимает, что его родители недостаточно зарабатывают своим трудом, мечтать пойти по их стопам? Ни в коем случае!», — признается Александру. Тем не менее, рисовать он любил. «Я рисовал много, рисовать начал еще, наверное, когда мне было годика два. Вероятно, я родился с этим даром, а если ты рисуешь часами, то потом тебя никто не сможет отучить…», — продолжает наш герой свое повествование. Именно это увлечение и привело его, а, быть может, вернуло, в архитектуру.

Вначале в течение трех лет учился он в Кишиневском строительном колледже. Тогда ему выпала возможность работать архитектором-реставратором в Монастыре Курки. Там в Орхейских кодрах в нем проснулся интерес к архитектуре и тогда вместе с еще 40 молодыми людьми он отправился изучать ее в Технический университет. Параллельно работал в различных дизайн-студиях.

«Мне надо было содержать себя, оплачивать учебу — 8 тысяч леев в год — и покупать материалы. Архитектура — одна из самых дорогостоящих специальностей, а в университете нам обеспечивали только стул и стол. Все остальное приходилось покупать самим: ватманские листы, акварель, гуашь, рапидограф — техническую ручку для черчения, которая стоила лей 200. Если покупать более дешевую, линия выходила не ахти какая и ты получал «семерку». Чтобы заработать «девятку», нужен был отличный рапидограф… Или же если используешь на этапе макетирования дешевый картон, больше «пятерки» тебе не светит, тогда как за работу в 3D можно получить и «девятку». Кое-кто из коллег покупал для своих макетов машинки или поезда и даже фигурки людей – это обходилось в 10-20 долларов за упаковку. У меня, увы, на это денег не было», — рассказывает Александру.

Открытость к миру

Кроме высоких издержек на учебу следует упомянуть и об огромном объеме работы — по каждому предмету были обязаны представлять по 3-4 проекта. Кроме того, Александру приходилось выкладываться и на рабочем месте… Хотя он не спал ночами, «хвостов» у него накапливалось все больше. «Думаю, я всегда был в списке на исключение. На третьем курсе уже стал вопрос о выборе – либо остаюсь в университете, либо полностью посвящаю себя работе», – вспоминает он. Однако университет обеспечивал и некую открытость к миру…

«В то время тренинги были редкостью. Зато я мог принимать участие в различных профильных европейских фестивалях, на которые съезжались не более 10 студентов из одной страны. На третьем, пятом и шестом курсах я в течение двух недель участвовал в Европейском архитектурном фестивале, который проводился в Хельсинки, Бухаресте и Софии, соответственно. Там были сотни участников, там проводились десятки мастерских. В Хельсинки мне довелось учиться у архитекторов из Индии и Финляндии, я присутствовал на рабочей мастерской, посвященной кораблю будущего. В Болгарии я построил деревянный геодезический купол. Самая главная польза от таких мероприятий состоит в том, что там ты понимаешь: я далеко не глуп. Наоборот, я стал смелее в своих идеях, еще больше поверил в командную работу. Разумеется, если командой руководит отличный лидер», – рассказывает Александру.

Не позволяешь первому слою краски обмануть тебя

Идея дипломного проекта после шести лет учебы на факультете была навеяна старым зданием, построенным голландцами еще в 1906 году, где в межвоенный период находилось трамвайное депо Кишинева. В течение полугода Александру разработал сложный проект по реставрации и адаптации здания, чтобы оно стало творческим пространством с музеем, рестораном и офисом. Оно должно было располагаться прямо напротив Кондитерской фабрики «Bucuria».

«Архитектурный анализ – кропотливый и длительный процесс. Это значит, что ты снимаешь краску с фасада здания, рассматриваешь ее структуру, изучаешь появившиеся трещины, снимаешь мерки и только затем можно выдвигать идеи насчет нового предназначения соответствующего помещения. Реставрация предполагает глубокое погружение во время, в былое. Ты пытаешься понять, где был клей, а где была штукатурка. Не позволяешь первому цвету краски обмануть тебя, ведь после белого может появиться розовый, а после розового – бежевый и как раз этот самый первый оттенок и нужно восстановить. Вокруг окна есть проволока? Когда-то ее использовали вместо пены, значит, это настоящие старые окна и их следует рассматривать внимательно. Если трещин много, вероятнее всего, у здания есть проблемы с плане его структуры», – делится молодой человек секретами своей профессии.

Но поскольку большинство студенческих проектов не претворяют в жизнь, и этот тоже остался лишь на бумаге. Александру закончил вуз и стал искать работу.

Архитектура зависит от политики

Работу искал «очень долго». Спустя год с лишним после окончания факультета коллеги-архитекторы позвали его в Москву. Он собрал чемоданы и отправился туда «только» на месяц, который, однако, превратился в полтора года. Все это время трудился с 8.00 до 18.00… Затем отправился в Панаму, в европейские страны, где разрабатывал проекты интерьеров.

«Думаю, за шесть лет, сколько длится у нас учеба на факультете, можно и обезьяну научить проектировать. А если спустя шесть лет ты не можешь найти работу без проблем, значит, что-то не так. Возможно, следует поменять учебную программу… Впрочем, даже сегодня я не считаю, что нашел работу. Потому что у меня нет стабильности. Архитектура очень сильно зависит от политики и если к врачу люди идут независимо от периода, то в строительстве необходимо, чтобы и экономическая атмосфера благоприятствовала инвестициям. Когда нет стабильности, не может идти речь о строительстве, да и о творчестве тоже», – говорит наш собеседник.

С его точки зрения, плачевная экономическая ситуация сказывается и на секторе, и на людях в этом секторе, ведь без денег архитектор работает в спешке и может создавать не самые лучшие и удачные проекты. Вот почему нашему герою особенно нравятся пространства, которые создаются как будто бы случайно. «В Афганском парке, к примеру, появилось достаточно интересное социальное пространство: кофе-машина, несколько скамеек и вот общественное место готово! То же самое было и перед лицеем им. Георге Асаки – там стоял киоск и сквер жил. Киоск убрали и сквер умер. Сейчас там сидят пару человек», – анализирует Александру преобразования сегодняшнего Кишинева.

Он признает, что никогда не изучал дизайн-код молдавской столицы, который касается и эстетики, и функциональности, но уверен, что эстетично далеко не означает, что весь город должен непременно быть белым, а функциональность предполагает изучать и образ жизни людей, понять их потребности. Именно поэтому Александру совсем не согласен с теми, кто предлагает убрать из центра города Центральный рынок. «Речь идет не только о тысячах людей, которые зарабатывают там свой хлеб. Рынку более 200 лет, это один из самых старых памятников. Зато после реставрации его можно превратить в крутейший фуд-маркет!».

Реставрация вдыхает новую жизнь в старое здание

Хотя на его счету десятки дизайнерских и архитектурных проектов как в стране, так и за рубежом, идея реставрации, сохранения и адаптации исторических зданий к потребностям современной жизни и современного общества занимает все больше места в профессиональных замыслах Александру Цыбаря. «После реставрации здание должно стать еще интереснее. Это огромный труд, но и отдача больше. Когда заходишь в дом, который выглядит как новый, и понимаешь, что он, на самом деле, построен 150 лет тому назад, то чувство гордости огромное».

Впрочем, бывает, что реконструкция – единственное решение для восстановления здания. К примеру, на ул. Василе Александри ниже бульвара Штефана чел Маре есть небольшая синагога, от которой сохранились только стены. Александру разработал проект реконструкции для спасения этого здания. «На это ушло примерно полтора года, ведь за два года невозможно перестроить то, что строилось в течение ста лет…».

В 2018 году из муниципального бюджета выделили 20 млн. леев для начала работ по реставрации фасада Кишиневской примэрии. Победил на конкурсе опытный архитектор-реставратор Евгений Смолин, который позвал нашего героя в свою команду. Для реставрации здания, в котором в свое время располагалась Городская дума и которое было построено в конце XIX века, потребовалось изучить немало фотографий.

«Мы пришли к выводу, что почти все фотографии сгорели. Это были сумасшедшие полгода поиска снимков старой Городской думы. Затем полтора года ушло на разработку собственно проекта… Кровлю мы задумали выполнить из металла, также подготовили проект освещения. Мы поставили перед собой задачу только подчеркнуть форму здания и детали, но при этом не портить его облик. Свет ни в коем случае не должен быть более выраженным, чем само здание. К примеру, красный совсем не подходит. Между зданием и светом должна быть гармония, важен любой угол лампы», – объясняет молодой архитектор.

Кишинев сквозь призму исторических памятников

Тоже в 2018 году в сентябре Александру Цибарь был среди тех, кого допустили на профильные курсы, организованные в рамках Twinning-проекта «Поддержка для продвижения культурного достояния Республики Молдова путем его сохранения и защиты». Проект стартовал в сентябре 2017 года и продлился в общей сложности два года. Финансирование в размере одного миллиона евро выделил Европейский союз. Всем, кого допустили к проекту, а это были преподаватели профессиональных училищ строительного профиля и профильных вузов, а также выпускники, получившие специальности «Архитектура» и «Инженерное дело», предоставили шанс перенять итальянский опыт в сфере реставрации.

Последовали 10 месяцев учебы и 300 часов, посвященных архитектурной консервации и приемам работы с историческими зданиями. Под руководством архитектора и доктора в области архитектурной консервации Лауры де Марко команда молдавских специалистов вновь открыла для себя город, который, как им казалось, они знали вдоль и поперек, и стали смотреть на него сквозь призму исторических памятников.

Вместе с другими студентами, преподавателями и архитекторами Александру реставрировал в Земском музее Кишинева фрагменты старого паркета, котором уже более 90 лет. Здание было построено в 1850 году, его включили в Государственный реестр архитектурных памятников. Они заменили прогнившие элементы и проверили десятки слоев извести на городских зданиях, пока «добрались» до их первоначального цвета. А под занавес проекта отправились на четыре дня в Бергамо, где итальянские архитекторы рассказывали им о реставрации, при которой важно сохранить каждый элемент здания и дополнить потери, поведали им о том, что даже развалины могут оказаться привлекательными, если организовывать там разного-рода мероприятия.

В общей сложности в течение двух лет в этот европейский проект задействовали 35 итальянских и 25 молдавских экспертов, а также около 300 слушателей – специалистов, студентов, представителей академических институтов и гражданского общества Республики Молдова. Они приняли участие в десятках тренингов, семинаров, ознакомительных визитов и стажировок.

Этот проект стал для Александру Цибаря подтверждением того, что именно реставрацией ему хочется заниматься в дальнейшем: «Если твоя работа тебе не нравится, ты не можешь выполнять ее хорошо. Сегодня я могу с еще большей уверенностью сказать, что процесс реставрации мне нравится. Я часто иду по улице, смотрю на здания и думаю, что мне хочется отреставрировать полгорода…».

Лилиана Ботнарюк

Настоящая статья разработана в рамках Кампании «ЕС-Молдова: вместе мы сильнее. Создаем новые возможности для молодых!», внедряемой Проектом ЕС «Стратегическое общение и поддержка для СМИ». Ответственность за содержание статьи несут ее авторы, оно не отражает в обязательном порядке точку зрения ЕС. Больше подробностей на https://www.facebook.com/Creamoportunitatipentrutineri/.