Главная  —  Международные   —   «Всё, что предлагает Россия, — не про мир,…

«Всё, что предлагает Россия, — не про мир, а про капитуляцию Украины» — офис президента Украины

Михайло Подоляк. Фото из открытых источников

Российская армия продолжает бить по Киеву и другим городам, а Путин продолжает выдвигать «мирные инициативы», предполагающие оккупацию ещё больших украинских территорий. Что об этом думают в офисе Зеленского?

Утром 8 июля российские войска нанесли массированный удар по Киеву и другим городам Украины. Одна из ракет попала в киевскую больницу «Охматдет» — крупнейшую детскую клинику в стране. Согласно последним данным украинского МВД, в результате атаки погибли 33 человека, ещё 140 пострадали.

Россия продолжает бомбить Украину на фоне многочисленных заявлений Владимира Путина о готовности к переговорам — правда, эти заявления больше похожи на ультиматумы с заранее неприемлемыми для Киева условиями, напоминает «Медуза». Кроме того, свой «мирный план» недавно представили советники Дональда Трампа — они предложили лишить Киев военной помощи США, если он откажется от переговоров с Москвой.

Что об этих «мирных инициативах» думают украинские власти, «Медузе» рассказал советник главы офиса Владимира Зеленского Михаил Подоляк.

О результатах саммита мира

Один из заданных вопросов коснулся результатов прошедшего недавно саммита мира. Михаил Подоляк рассказал, что там были сформированы три рабочие группы:

  • обмен пленными,
  • ядерная безопасность,
  • зерновые коридоры.

Но украинский «мирный план» шире, уточняет Подоляк. Он должен включать в себя и другие прописанные в «формуле мира» Зеленского пункты. По этим пунктам тоже будут идти дискуссии, а пока идёт подготовительная работа. На инаугурационном саммите было важно показать, что Украина готова к любым направлениям дискуссий

При этом между саммитами должны работать инструменты принуждения России [к переговорам]: это военные поставки Украине в большем объёме и окончательное снятие тех неформальных запретов, которые не позволяли эффективно вести оборонительную войну, уничтожая ресурсные возможности России на оккупированных и приграничных территориях. Этих запретов всё меньше, а расходных материалов в страну поступает всё больше. Прежде всего, это дальнобойные ракеты и системы ПРО.

«Кроме того, это санкции. Мы увидели неплохой 14-й санкционный пакет, он довольно жёсткий, потому что решает проблему отделения российской финансовой системы от глобальной. Объёмная работа проведена по Беларуси как одной из стран, через которые Россия могла закупать, например, комплектующие и приборы двойного назначения», — рассказал Подоляк.

А наиболее сложное направление, требующее дискуссий, — международная изоляция России. Она должна иметь меньше возможностей использовать международные площадки, утверждает политик. Если эти три стимула принуждения России к миру будут работать, второй саммит будет успешен.

«Всё, что предлагает нам Россия, — не про мир, а про капитуляцию Украины. „Формула мира“ зафиксировала концепцию справедливого мира, которая опирается на возврат международного права как такового. Оно оптимально для любых переговорных процессов. Владимир Зеленский неоднократно об этом говорил: любая страна может вносить любые предложения, но любое предложение, не основанное на международном праве, — лишь способ заморозить войну на невыгодных для Украины условиях с потенциалом разморозки на следующих этапах войны. Такое предложение будет значить, что международного права не существует, а любой агрессор не обязан платить за свою агрессию — ни юридически, ни финансово», — отметил советник главы офиса Владимира Зеленского.

С его слов, всем странам надо собраться на одной площадке — заочно такие дискуссии вести странно. Поэтому идея саммита предполагает максимальное привлечение стран, в том числе тех, кто иначе смотрит на финал этой войны.

«В основе саммита и тогда, и сейчас лежит формула мира Украины. А дальше — это вопрос дискуссий», — отметил Михайло Подоляк.

На вопрос, будут ли присутствовать на втором саммите представители России, Подоляк ответил, что в Офисе президента Украины считают, что необходимо сформировать дорожную карту, которая будет вести к окончанию войны. В ней должны быть прописаны все условия окончания войны, с учётом, в первую очередь, интересов страны, на которую напали.

«В каком виде Россия к этому моменту подойдёт — посмотрим», — сказал он.

По мнению политика, важно, что будет происходить накануне второго саммита по линии фронта и в самой России. «Если эффективные удары по территории России будут продолжаться и их объёмы будут увеличиваться, на фронте будут провальные точки и те или иные их воинские части будут дезертировать, внутренняя устойчивость в самой России ослабнет. Все эти эксцессы будут влиять на настроения элиты. А они, в свою очередь, будут определять состав управляющих Россией через какое-то время. Тогда можно говорить, кто будет присутствовать от России и как с ним можно будет разговаривать», — заключил он.

О возможности и условиях переговоров

Владимир Зеленский 30 июня заявил The Philadelphia Inquirer, что Киев может провести переговоры с Владимиром Путиным через посредников, в том числе обсудить вопросы «территориальной целостности» Украины. Раньше он подчеркивал, что конкретно этот вопрос Киев обсуждать не готов, — и настаивает на границах Украины 1991 года. Значит ли это, что офис пересмотрел подход по переговорам?

«Нет, здесь у нас ничего не изменилось», — отвечает Подоляк. По-прежнему все зависит от активности боевых действий, но работа идет и в дипломатическом направлении.

— Безусловно, есть страны, которые готовы выполнять роль [переговорных] посредников на дипломатическом направлении. Президент заявил, что мы готовы работать через посредников, объясняя принципиальные позиции своего плана. Четко фиксируя, что полноценный мир может наступить только в случае полноценного выполнения норм международного права как такового, то есть соблюдения территориального суверенитета Украины.

Готова ли сейчас Россия на эти условия? Мы слышим, что нет, наоборот, она требует даже те территории, которые не может захватить военным путем.

— Зачем тогда обсуждать какие-либо территориальные вопросы через посредников?

— Еще раз. Это четкая фиксация позиции, о которой президент [Украины] неоднократно говорил: суверенитет и территории Украины не подлежат обсуждению. Эти фундаментальные вещи могут быть переданы [России] через посредников — если им непонятно то, что озвучено Киевом публично.

Читайте также:

nokta