Не задавать Додону “неудобные вопросы”. Сиркели: «Влах озаботилась спокойствием политического партнера в ущерб интересов своих же людей»

В воскресенье в Комрат приехал кандидат в президенты Игорь Додон. Ранее, он давал по 15 тысяч леев пострадавшим от июньского затопления. Однако, после двух повторных затоплений в сентябре и октябре он с пострадавшими уже не захотел общаться. Не задавать Додону “неудобные вопросы” уговаривала жителей Ирина Влах. В то же время, людям до сих пор не выделили деньги после последнего затопления.

«Почему Додону неудобно было встречаться с этими людьми? Почему Ирина Влах так озаботилась спокойствием своего политического партнера в ущерб интересов своих же людей? Да, правительство выделило 1,8 миллионов на расчистку русла, но многие сходятся во мнении, что эти меры мало чем  помогут жителям этого района. Вода пришла не из Ялпуга, вода пришла с другой стороны. Их затопило, потому что воде некуда было уходить, а путь в направлении Ялпуга был перекрыт, новыми постройками. Примар Комрата Сергей Анастасов говорит о том, что нужно строить дамбу, но на строительство дамбы пока не получено денег, а людям остается только молиться, чтобы не было таких же сильных дождей.  Руководство автономии пока сидит сложа руки, ну или делает что-то, просто мы ничего об этом не знаем. Во всяком случае все отмалчиваются или говорят, что денег нет. Людям на сегодняшний день не выделено ни копейки из регионального бюджета. Для таких случаев в Гагаузии есть резервный фонд.  Из резервного фонда, не предложено никакого более не менее внятного решения, как им спастись. Ищите квартиры и все? Это все, на что способны власти региона, который так любит расхваливать Додон? «, — прокомментировал журналист Михаил Сиркели в эфире Nota Live.

Это не первое затопление в Гагаузии за последние 4 года. Подобное наводнение было в Чадыр-Лунге в июне 2016 года. Тогда власти тоже не предприняли достаточных мер для помощи людям. Проблема была решена усилиями турецкого агентства ТИКА и частных спонсоров. Еще это указывает на неэффективность расходования бюджетных средств. Как я уже отметил в бюджетах местных, региональных и национальных властей ежегодно закладываются средства для резервного фонда. Резервный фонд формируется как раз для таких целей. Ни в 2016 году в Чадыр-Лунге, ни в 2020 году в Комрате из резервного фонда Гагаузии или Комрат не было потрачено ничего для устранения последствий наводнения.

«Куда уходят деньги из резервного фонда не понятно. К чему все эти стадионы, разговоры об экономическом развитии, если власти не способны помочь людям в сложной ситуации. И речь идет не только о проектировании строительстве сложных инженерных сооружений для защиты людей от стихийных бедствий. Они даже давали горячие обеды и чистую питьевую воду в день затопления. Но при этом лично просят не беспокоить Игоря Николаевича. Власти автономии избраны, чтобы защищать интересы жителей этого региона, а не для того, чтобы защищать от жителей автономии кишиневских политиков. И чем скорее это поймут и сами гагаузские политики, и жители Гагаузии, тем лучше», — отметил Сиркели.

Фото: facebook.com/dodon.igor

Nokta

Читайте также Читайте также