«Они могут возбудить уголовное дело, задержать меня, если захотят, но чтоб потом не плакали»: Виорел Морарь о генпрокуроре Стояногло, аресте Китороагэ, деле о финансировании ПСРМ и делах против Плахотнюка

Генпрокурор Стояногло отдал распоряжение о переводе Виорела Морарь в отдел Генеральной прокуратуры на время проверки в Антикоррупционной прокуратуре. Морарь попытался заблокировал процедуру, оспорив распоряжение в суде. В интервью для DW, Виорел Морарь  утверждает, что давление на него связано с возобновлением расследования по делу о финансировании ПСРМ из России, а также с новым расследованием, в котором фигурируют депутаты нынешнего парламента, чьих имен он не назвал, передаёт Deutsche Welle.

«Видимо, генеральный прокурор имеет право действовать так, как он действовал. Я пытаюсь понять его, потому что он недавно назначен на должность. Его желание прояснить некоторые вещи можно понять, но в то же время его действия заставляют меня насторожиться, потому что он не делает это законно. Через несколько дней после своего назначения он попросил меня в письменной форме 3 декабря 2019 года представить комплексный отчет о деятельности Антикоррупционной прокуратуры за 4 года — с 2016 года по настоящее время. Он попросил меня представить этот отчет ему 6 декабря. Когда Закон о специализированных прокурорах прямо предусматривает, что прокурор специализированной прокуратуры представляет отчет о деятельности за год до 15 февраля следующего года. Я имею в виду, закон дает мне полмесяца, чтобы подать отчет за год. Он хотел, что бы я представил этот отчет за 4 года по истечении трех дней.

Таким образом, просьба Генерального прокурора противоречит статье 5 (4) Закона о специализированных прокуратурах. Однако я счел необходимым разработать соответствующий отчет исходя из соображений, изложенных в письме, направленном Генеральному прокурору, вместе с запрошенными отчетами о деятельности. Я ссылался на некоторые неясности и подчеркивал некоторые аспекты, которые создают ощущение сильного желания в чрезмерной форме взять под контроль деятельность специализированной прокуратуры. Я написал об этом 6 декабря. Возможно, он был обеспокоен содержанием письма«, — заявил журналистам DW Морарь.

По словам Виорела Морарь, в рамках интервью на должность генпрокурора «Стояногло сделал несколько глупых, на мой взгляд, заявлений для одного генерального прокурора», пояснив, что заявления относятся к делу о задержании бывшего главы Прокуратуры по борьбе с организованной преступностью и особым делам Николая Китороагэ. Тогда Стояногло заявил, что помещение Китороагэ под арест является «сведением счетов».

«Он косвенно обвинил меня в сведении счетов. Не будучи ещё прокурором он указал мне пальцем — «тонко намекнул»… Я не свожу счета. Я выполняю функции прокурора в независимости нравится это кому-то или нет, знаю ли я лично Китороагэ или нет. Если, по мнению г-на Стояногло, существует сведение счетов — пусть возбудит расследование, проведет контроль. Но он не может делать такие заявления«, — сообщил Виорел Морарь.

Отстраненный глава Антикоррупционной прокуратуры оспорил распоряжение Генпрокурора, однако Суд Кишинева отклонил запрос о судебном разбирательстве, поданный Виорелом Морарь против Генеральной прокуратуры.

Морарь сообщил, что в понедельник утром в Антикорупционную прокуратуру уже пришел с проверкой 21 прокурор Генпрокуратуры, делегированный Генпрокурором Стояногло : «Они были уже здесь в понедельник утром. Я дал им все папки. Вот они, в моем кабинете. Я главный прокурор, назначен на срок 5 лет… В эти 5 лет я несменяем. Не может прийти кто-то, чтобы снять меня с должности, когда захочет. Есть несколько случаев, когда меня могут отстранить от должности: возбуждение против меня уголовного дела. В этом смысле вы видели, что уже появилось анонимное письмо. Второе: инициирование фронтального контроля — оно уже было инициировано — начало дисциплинарной процедуры и понижения в должности. Третье: давление со стороны общественности — обвинения в том, что я коррумпирован, злоупотребляю — создает обстоятельства, когда я больше не могу сопротивляться и ухожу в отставку Четыре: делегирование. Я имею в виду то, что сделал Генеральный прокурор. За исключением того, что соответствующее распоряжение о делегировании противоречит статье 54 (2) Закона о прокуратуре. То есть генеральный прокурор не может делегировать главного прокурора, потому что в этом случае это совершенно другая процедура«.

Виорел Морарь о делах против Плахотнюка и деле о финансирования ПСРМ из России

«2 декабря мы обратились с запросом в Налоговую инспекцию по делу о внешнем финансировании ПСРМ. Мы попросили у них определенную информацию относительно заявлений некоторых публичных лиц, которые воспользовались кредитами. Эти люди должны были задекларировать эти деньги. Сразу после этого все началось. Я не хочу устанавливать связь, но …«, — рассказал Морарь, подтвердив, что в запросе в Налоговую инспекцию фигурировали имена депутатов ПСРМ.

Что касается дел открытых на имя Владимира Плахотнюка, после его отъезда из Молдовы, Морарь заявил, что «Швейцария уведомила Службу по предотвращению отмывания денег Молдовы и Генеральную прокуратуру о некоторых сделках, которые они сочли подозрительными. Эта информация была сопоставлена с анализом, проведенным Службой по предотвращению отмывания денег, и было обнаружено обоснованное подозрение в отмывании денег… Мы выяснили, что на территории Республики Молдова существуют посредники, которые управляют компаниями, посредством которых они получали деньги, а те поступали на счет торговой компании, управляемой Плахотнюком«.

По мнению Морарь, все происходящее может быть связано с «делами, которые мы начали против некоторых высокопоставленных лиц, досье о финансировании ПСРМ, начало еще одного расследования также с участием депутатов«. Имена депутатов и их политическую принадлежность отстраненный глава Антикоррупционной прокуратуры не стал обнародовать.

«Я прошу отмены приказа Генерального прокурора о делегировании и, чтоб мне позволили довести мой мандат до конца. Они могут возбудить уголовное дело, задержать меня, если захотят, но чтоб потом не плакали, если им не повезет в жизни«, — заключил Виорел Морарь.

Полный текст интервью на сайте Deutsche Welle.

nokta

 

 

 

Читайте также Читайте также