История успеха закончилась? После массовых увольнений на Fujikura в Комрате осталось работать около 400 человек

На фабрике Fujikura в Комрате в последнее время массово сокращают штат сотрудников. По словам работников, увольнения начались с конца прошлого года, а штат сотрудников уменьшился более чем на 400 человек. Редакция Nokta разбиралась в сложившейся ситуации. 

Как предприятие попало в Гагаузию?

Фабрика Fujikura начала работать в Комрате с 2018 года. Власти Гагаузии заявляли о ней как о новом производстве и успешном инвестиционном проекте, который поможет создать тысячи высокооплачиваемых рабочих мест. В то же время, еще до того, как поступили первые инвестиции, власти потратили на ремонт здания в Комрате, где располагалась первая производственная площадка для Fujikura, около 11 млн леев из бюджета Гагаузии

В мае 2018 года башкан Гагаузии Ирина Влах на своем сайте vlah.md  сообщала, что на Fujikura работает 600 человек, а министерство экономики в то же время писало о 475 работниках.

Генеральный директор компании Fujikura Анжела Пилюгин на экономическом форуме InvestGagauzia-2018 сообщала, что в компании в три смены работает 1030 человек. Она говорила, что после переноса производства в новое здание будет набираться еще дополнительно около 500-700 сотрудников. 

 “7 тысяч 10 лей составляет средняя зарплата на предприятии. Это нормальная зарплата для региона”,- отмечала тогда Пилюгина.

А в ноябре 2019 года на форуме InvestGagauzia-2019 директор компании Fujikura Automotive в Молдове Ернесто Сегарра Бойкс сообщал о 1 200 работниках предприятия.

В конце 2020 года стало известно о массовых увольнениях на фабрике.

В то же время, в 2021 году региональные власти продолжают заявлять о фабрике как об истории успеха и крупнейшием инвесторе в автономии.

Что говорят  сотрудники? 

С одним из сотрудников Fujikura в Комрате, который дал интервью на условиях анонимности, прекратили сотрудничество в декабре прошлого года. Он работал в компании в общей сложности около 3 лет. По его словам, людей не увольняли, а просто переставали продлевать контракты. Руководство аргументировало это отсутствием заказов на производство материалов и приказом из Кишинёва.

«В декабре вместо со мной уволили больше 200 человек. […] Очень сложно найти работу посреди зимы. Многие, как и я, до сих пор не могут найти работу”,- говорит бывший сотрудник.

Он отметил, что в последнее время всех работников нанимали по временному  контракту, который обновлялся каждые 28 дней. По его словам, уволили всех сотрудников с временными контрактами и нескольких людей с бессрочными контрактами. 

«В 2018 году, когда я начинал работать, все были на бессрочных контрактах. Потом мне пришлось сделать перерыв, и когда я снова вернулся на работу, то меня поставили уже на временный контракт. Такие контракты начались где-то в августе того года. […] Из-за них нам по сути не платят деньги за сокращение»,- рассказал бывший сотрудник.

Бывший сотрудник отметил, что сотрудникам предприятия приходилось писать заявление на увольнение по собственному желанию.

 “В последние месяцы работы, людей заставляли увольняться за мелкие ошибки. Они говорили, что человек должен сам написать заявления.[…] С людьми старше 45 лет делали тоже самое, несмотря на то, что они справлялись с работой. Вместо них брали молодых”,- отметил бывший сотрудник.

Еще один сотрудник фабрики, который работает компании с момента основания и по настоящее время, рассказал о том, что условия труда значительно ужесточились в последнее время, а зарплата не достигает даже обещанных в рекламе 6 тыс леев. 

«Недавно завезли новый проект по изготовлению жгутов, но уже выставили бешеную норму на этапе подготовки в 800 кабелей за смену. [… ] Сейчас работаем больше, нормы подняли, зарплаты даже хуже. Мы работаем по 4 дня, а выпускаем столько же готовой продукции, сколько выпустили за 5 дней. Оплата низкая, до пяти тысяч даже уже не доходим. В рекламах говорят, что тут всё хорошо, есть стабильность и хорошие зарплаты от 6 тыс лей, но это всё ложь, зарплата низкая, кто-то доходит до 5000 тыс, а кто нет”,- рассказал работник фабрики.

Нынешний работник подтверждает факт массового сокращения штата и давления на работников с тем, чтобы они писали заявления об уходе по собственному желанию. 

«В среднем увольняли по 20 человек в день. Увольняют всех, даже начальников, хорошие уходят, ставят тех, кто будет не за наш народ. Если в 2018 году работало 1,2 тыс человек, то сейчас осталось не больше 500.[…] Были тоже обстоятельства, где тоже звонили , и говорили чтоб пришел и написал увольнительную, за то, что я нарушил правила, но я не пал, поднялся выше, добился продолжения работы”,- рассказал он.

Он отметил, что отменили также транспорт из отдаленных населенных пунктов, из-за чего многим пришлось уйти с работы. 

 “С дальних сёл отменили транспорт, что также повлияло на их увольнения. Было сказано:  “Если хотите , добирайтесь сами, своим транспортом, но если опоздаете, то будет урезана зарплата”,- рассказал работник предприятия.

Что говорят представители компании?

Мы позвонили по номеру телефона, указанному на официальной странице компании в Facebook. Сотрудница, ответившая на телефонный звонок, сообщила, что не может давать комментарии по этому поводу. Она сказала, что уточнит этот вопрос у начальства. В следующие 2 дня на звонки никто не отвечал.

Примар Комрата: Уволенные с Fujikura обращались к нам за работой 

По словам мэра Комрата Сергея Анастасова, местным властям известно, что многие сотрудники Fujikura были уволены, но их количество и причины увольнения местным властям не известны. Также он отметил, что никаких действий для решения этой проблемы местные власти не могут предпринять. 

«Некоторые из уволенных обращались даже к нам за работой, но во внутреннюю работу предприятия мы не вмешиваемся. […]Они нам платят за аренду и все, больше соглашений у нас нет. Все что мы можем, это привлекать новых инвесторов и открывать новые рабочие места. […] Наверно у них просто нет заказов из-за пандемии»,- рассказал Анастасов.

Эксперт: Нужно создать благоприятную среду для тех, кто потерял работу

Эксперт IDIS Viitorul по экономическим вопросам Александр Фалэ отмечает, что это год стал очень сложным для экономических агентов, особенно для тех, кто экспортирует свои продукты.
Он считает, что компания, не продлевая контракты, не нарушает закон, а власти не могли бы никак предотвратить сложившуюся ситуацию.  По его словам, власти должны идти на сотрудничество с экономическими агентами, совместно решая проблему сокращения штатов в условиях пандемии.


«Нужно создавать благоприятную среду в сложившихся условиях для людей, потерявших работу. В это время особенно важно создавать различные программы по борьбе с безработицей, поддержке малого и среднего бизнеса»,-рассказал Фалэ.

Как работникам защитить себя?  

Политолог и гражданский активист Виталий Спрынчанэ считает, что люди стали в этой ситуации жертвой из-за того, что государство и местные власти не смогли выстроить нужные взаимоотношения при привлечении инвестиций.


“То, что люди оказались на улице, отчасти, это вина государства. Местные власти гонятся за цифрами. Они говорят, что открывают 1000 рабочих мест, привлекая инвесторов освобождением их от налогов и дешевой рабочей силой, создавая им рабочие пространства, но они забывают о качестве. Зачем людям работать на низкооплачиваемой работе с плохими условиями, лучше создавать меньше рабочих мест, но с достойными условиями работы и оплаты труда. Компании просто наживаются на наших людях. […] Государство создает себе лишь больше проблем, вместо того, чтобы придумать решения для предотвращения увольнения людей”,- рассказал Спрынчанэ.

Он считает, что государства, подписывая инвестиционный проект, должны не просто убедиться, что будут созданы рабочие места, но они будут сохранены в будущем, а в случае сокращения, они смогут получить компенсацию.

«При работе с 28-дневным контрактом у людей нет никаких гарантий в будущем. В один момент они просто остаются без работы и без компенсаций. Я понимаю, когда этот метод используют в сельском хозяйстве, потому что люди не работают весь год, но в данном случае это неприемлемо.[…] Государство должно регулировать эти взаимоотношения.[…] В условиях пандемии, власти, как и многие другие страны могли бы выдать единовременную помощь для потерявших работу людей”,- отметил Спрынчанэ. 

По словам Спрынчанэ, единственными механизмами защиты для людей были бы профсоюз и судебные инстанции, но профсоюза на предприятии нет, а в суд можно подать лишь в случае правонарушений, а доказать свою правоту будет очень сложно.

“В цивилизованных странах профсоюз — это эффективный метод защиты работников, но в Молдове, к сожалению, он не работает. На таком большом предприятии обязательно нужен был профсоюз. У него много полномочий в плане защиты работников», — добавил Спрынчанэ. 

Текст и фото: Вячеслав Бессараб

nokta

f
Реклама