Уголовное дело бывшего генпрокурора не будет передано в другой суд. Каковы причины такого решения

Уголовное дело, по которому преследуется отстраненный от должности глава Антикоррупционной прокуратуры (PA) Виорел Морарь, не будет передано из суда Кишинева в другой суд такой же степени. Верховный суд отклонил ходатайство адвоката Иона Крецу от имени Вячеслава Платона, передает tv8.md.

Уголовная коллегия подтвердила, что передача дела в другой суд такой же степени невозможна и неуместна, т.к. дело уже возбуждено после начала судебного расследования, вопреки положениям Уголовно-процессуального кодекса, уголовное дело находится в Кишиневском суде сектора Буюканы от 7 февраля 2020 года, а судебные следствия начались 30 ноября 2020 года, уже допрошена потерпевшая сторона и свидетель.

В аргументации ходатайства было заявлено, что 19 апреля 2021 года во время судебного заседания по рассмотрению дела Вячеслава Платона свидетелю задавали вопросы, большинство которых были заданы двумя судьями, которые не консультировались с третьим полноправным членом, в результате чего наблюдалось отношение указанных судей к созданию препятствий на слушании свидетеля.

19 апреля 2021 года было подано ходатайство об отводе судей Василисы Мунтян и Ирины Пэдурару, которое через Интегрированную программу управления файлами (PIGD) было передано судье Евгению Бешеля. Именно он должен был рассмотреть ходатайство в коллегии, состоящей из судей Аны Кучереску и Петру Пэун.

Впоследствии председатель суда Кишинева Раду Цуркану внес поправки в это положение и заменил судью Ану Кучереску на Виорелию Григораш. Таким образом, эта замена вызывает подозрения в отсутствии беспристрастности председателя суда Кишинева Раду Цуркану, а также судей в этом учреждении.

В то же время, он также ссылается на то, что 16 апреля 2021 года, поданное заявление об отводе в связи с отсутствием беспристрастности со стороны судьи Василисы Мунтян, заявление об отводе было направлено судье Анжеле Катанэ, а членами состава были Ион Морозан и Александру Негру.

В связи с этим, указывается, что ранее, 21 ноября 2016 года, по уголовному делу по обвинению Вячеслава Платона, судья Ион Морозан подал заявление о воздержании от голосования на том основании, что его сын Роман Морозан работает следователем уголовного розыска Национального центра по борьбе с коррупцией, т.е. в органе, который совместно с Антикоррупционной прокуратурой проводил уголовное расследование по данному делу.

При таких обстоятельствах он ссылается на то, что председатель суда Кишинева Раду Цуркану не нашел оснований для замены члена коллегии, в то время как в отношении судьи Кучереску Аны нашел основания и внес поправки в состав коллегии.

Также указывается, что Виорел Морарь работал в качестве главного прокурора антикоррупционной прокуратуры и находясь в исполнении служебных обязанностей, взаимодействовал как с председателем Кишиневского суда Раду Цуркану, так и с судьями этого учреждения.

Таким образом, по словам защитника, подтверждается, что из этих обстоятельств появилась новая причина для передачи уголовного дела по обвинению Виорела Морарь в другой суд такой же степени, в котором оно будет рассматриваться объективно, а председатель суда куда он перенесет уголовное дело, не будет участвовать в смене действительного состава или не будет создавать других обстоятельств, ведущих к формальному рассмотрению уголовного дела.

Согласно обвинительному заключению, в конце декабря 2016 года Виорел Морарь лично получил от Владимира Плахотнюка жалобу от 26 декабря 2016 года, согласно которой лидер ДПМ потребовал привлечь к уголовной ответственности Вячеслава Платона за клеветническое заявление.

Жалобу Плахотнюка в штаб Антикоррупционной прокуратуры принес глава специализированной прокуратуры, но забыл подать ее до марта 2017 года.

В марте 2017 года, чтобы скрыть свою халатность в отношении функциональной атрибуции и запроса Владимира Плахотнюка, заведомо зная, что жалоба не соответствует требованиям законодательства, он попросил подчиненного «исправить ошибку», зарегистрировав жалобу от 28 декабря 2016 г. и постановлением, датированным той же датой, о рассмотрении жалобы Плахотнюка подчиненным прокурором.

В частности, он приказал прокурору начать (от 30 декабря 2016 г.) уголовное расследование в отношении Вячеслава Платона по обвинению в клевете,  подготовить проект постановления об установлении полномочий для осуществления уголовного преследования по данному делу антикоррупционной прокуратуры, а также проект постановления о формировании группы уголовного преследования, заверив его, что проблема с датой регистрации запроса и начала уголовного преследования является чисто техническим, несущественным вопросом, он, как главный прокурор, взяв на себя всю свою ответственность, подчеркивая важность лица, подписавшего жалобу.

Впоследствии с указанными документами Антикоррупционный прокурор отправился в Генеральную прокуратуру, где, злоупотребляя своим доверием, ввел якобы в заблуждение тогдашнего Генерального прокурора, который, не обращая внимания на дату издания постановления, подписал постановление об установлении полномочий для осуществления уголовного преследования антикоррупционной прокуратуры.

Получив полномочия на осуществление уголовного преследования, глава антикоррупционной прокуратуры лично подписал распоряжение о формировании группы уголовного преследования, поставив печать на соответствующей документ.

Таким образом, в результате этих действий все жалобы и заявления, поданные до и после Вячеславом Платоном против Плахотнюка были квалифицированы Антикоррупционной прокуратурой как ложные и клеветнические, без вмешательства в проверки фактов, о которых он неоднократно сообщал.

Та же участь постигла дело, возбужденное DIICOT Румыния по доносу Вячеслава Платона о возбуждении уголовного преследования против Плахотнюка и других лиц за серию особо серьезных преступлений мошенничества, шантажа, отмывания денег, незаконных действий некоторых банков и коммерческих компании из Республики Молдова, а именно: БК «Victoria Bank», БК «Banca de Economii», АО «Asito», АО «Victoria Asigurări», АО «„Alfa Engineering».

Это дело было передано в Антикоррупционную прокуратуру 27 апреля 2018 г., но никаких процессуальных действий в отношении лиц, фигурирующих в деле, присланном румынскими коллегами, предпринято не было, Антикоррупционная прокуратура ограничилась заслушиванием Платона как свидетелем, чьи показания каждый раз квалифицировались как «лживые и клеветнические».

Основная цель этих действий — заинтересованность бывшего главы Антикоррупционной прокуратуры в сохранении политической и защитной поддержки со стороны лидера Демократической партии, с которой он лично встречался. Последний был в конфликте с Вячеславом Платоном, который представлял неминуемую опасность для имиджа, репутации и рейтинга Плахотнюка.

По данным Генпрокуратуры, несмотря на то, что осенью 2016 года антикоррупционная прокуратура предоставила конкретную информацию о причастности Владимира Плахотнюка и его окружения к «краже миллиарда», он ни разу не был заслушан как предполагаемый преступник, причастный к этому преступлению. Более того ему позволили беспрепятственно покинуть страну летом 2019 года. В этих условиях расследование затруднено.

Таким образом, реализуя цель защиты Владимира Плахотнюка и других лиц, в том числе общественных, путем подделок, антикоррупционный прокурор помог избежать их процессуального участия в качестве подозреваемых в нескольких уголовных делах, связанных с расследованием мошенничества с банком, совершения вмешательства в деятельность антикоррупционной прокуратуры и НЦБК, препятствуя быстрому, полному и объективному расследованию уголовного дела.

Таким образом, бывший генеральный прокурор и один из бывших подчиненных обвиняемого были свидетелями, поскольку не было установлено, что их действия были совершены из материальных или иных личных интересов.

nokta

 


 

Реклама

Читайте также Читайте также