100 лет эмансипации гагаузской женщины: Жизнь между семьей, образованием и работой

заглавное фото: учащиеся смешанной гимназии г. Чадыр-Лунга, 1934 г. Архив С. Капанжи

Кого из гагаузских мужчин вспомнят через сто лет? А кого из гагаузских женщин?

Улицы и переулки Комрата, Чадыр-Лунги и Вулканешт носят имена Надежды Крупской, Зои Космодемьянской и Розы Люксембург. Не умоляя вклад этих женщин в историю мировую, женская локальная история может так остаться безымянной, а значит — всеми забытой. 

Первая из гагаузок водила личный авто

А ведь история гагаузских женщин — умных, образованных, интеллигентных — началась задолго до прихода советской власти, формально и прогрессивно заявившей о гендерном равенстве.

По свидетельствам очевидцев и историков, уже в межвоенный период на территории нынешней Гагаузии, женщины из обеспеченных семей получили доступ к не только к среднему, но и высшему образованию.

«Система образования в Румынии была устроена своеобразно: наряду с начальной школой, существовали гимназии для мальчиков и девочек, а также смешанные гимназии. Они располагались в крупных региональных центрах: Чадыр-Лунге, Комрате, Бендерах, Болграде и Измаиле«, — рассказывает исследователь истории края Светлана Капанжи.

Гагаузская интеллигенция того времени стремилась дать хорошее образование своим детям: не только сыновьям, но и дочерям.

Например, уроженец Чадыр-Лунги Дмитрий Манастырлы имел двоих детей: сына Александра и дочь Стефаниду. Однако, только Стефанида получила среднее образование и была признана по окончанию гимназии лучшей ученицей выпуска.

Стефанида Манастырлы, фото: архив С. Капанжи

Самой эмансипированной женщиной Чадыр-Лунги в межвоенный период была Надежда Кусурсуз, дочь крупнейшего предпринимателя и владельца мельницы регионального значения Саввы Кусурсуз. Маринова Пима, близко знавшая Надежду в ссылке, рассказала о том, что она самостоятельно водила автомобиль.

«Она окончила гимназию в Бендерах, поступила в Бухарестский университет на текстильную специальность, позже в 1937-1940 гг. работала преподавателем в Индустриальной гимназии Бендер«, — рассказывает Светлана Капанжи.

Надежду единственную из женщин арестовала советская власть в Чадыр-Лунге в 1941 году. Она была арестована, как глава семьи. Ей было всего 28 лет.

Надежду отправили в лагерь, где у неё родилась дочь, затем перевели на поселение в Казахстан. Там она работала бухгалтером. Впоследствии, ей удалось уехать в Бухарест к родным, выйти замуж и спокойно провести остаток жизни после пережитого ужаса лагерей и ссылки.

Надежда Кусурсуз с дочерью в Казахстане
фото: архив С. Капанжи

Надежда Колева из села Кубей родилась незадолго до гибели её отца в Первой мировой войне. Воспитывалась она в семье дедушки — примара населенного пункта. С детства была очень сообразительной, поступила в математическую гимназию, где обучалось всего две девочки.

«Вскоре после войны Надежда эмигрировала в Стамбул, где окончила университет. Всю жизнь проработала специалистом в банках Стамбула«, — рассказывает Светлана Капанжи.

Надежда Колева
фото: архив С. Капанжи

Что дала гагаузкам советская власть?

После прихода советской власти в регион и образования Молдавской ССР, провозглашенное большевиками равенство женщин в правах с мужчинами распространилось и на территорию современной Гагаузии.

Женщина, наряду с мужчиной, была признана строителем коммунизма. И женщины его строили: были педагогами, колхозницами, архитекторами, экономистами.

«Скромная гагаузская женщина, дочь батрака, обреченная в прошлом на бедность и безрадостный труд, только благодаря советскому строю познала радость труда на благо общества. И только при Советской власти открылся талант женщины-гагаузки.

Гагаузская женщина, освободившись от тяжелого бремени прошлого, гордо шагает в ногу со всеми женщинами нашей Советской страны. Она созидает, строит, обновляет родную землю, творит и сеет «разумное, доброе, вечное«, — так рассуждали авторы монографии «Прошлое и настоящее гагаузской женщины«, изданной в 1976 году.

фото: НИЦ Гагаузии им. М.В. Маруневич

В конце 50-х гг. были открыты курсы для преподавателей гагаузского языка под руководством Диониса Танасоглу. Проходили он в Кагуле, большинство из его выпускниц были женщинами и девушками из различных гагаузских населенных пунктов.

Матрена Лазарева, выпускница тех курсов, вспоминает, что в родном селе Александровка (на территории нынешней Украины) она была первой девочкой, которая продолжила семилетнее образование.

«С мальчишками на подводе мы ездили в село Огородное. Там находилась школа, где можно было окончить девять классов«, — рассказывает Матрена Лазарева.

После окончания курсов для преподавателей гагаузского языка в Кагуле, Матрёна прошла годичные курсы на базе школы № 1 города Чадыр-Лунга для педагогов начальных классов. Почти все из курсанток были женщинами.

Курсы для педагогов начальных классов, Чадыр-Лунга, 1963 г.
третий ряд: стоят пятая слева Стефанида Капанжи, седьмая — Матрена Лазарева
фото: архив С. Капанжи

Многие из них на долгие годы посвятили себя работе с детьми в различных учебных заведениях гагаузских населенных пунктов. Одновременно строительницы «новой жизни» были дочерями, матерями и бабушками, совмещая новые гендерные роли со старым патриархальным устройством гагаузского общества.

Стефанида Капанжи (Баркарь) всю жизнь проработала учителем начальных классов в Чадыр-Лунге. Она вспоминала, что её работа не начиналась в восемь и не заканчивалась в пять: после работы и в выходные дни она обходила дома своих учеников, уговаривая их родителей отпустить ребенка в школу, например, во время весенних полевых работ.

Гагаузские женщины в науке: постоянный выбор

В поисках ответов о прогрессивном месте женщины в гагаузском сообществе мы обратились в Научно-исследовательский центр автономии, названный в честь Марии Маруневич — исследователя, ученого-гагаузоведа, этнографа, педагога, общественного и политического деятеля.

В 1977 году в Москве при Институте этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР Мария Маруневич защитила диссертацию на тему «Народное жилище гагаузов Пруто-Днестровского междуречья (XIX — начало XX вв.)» и получила ученую степень кандидата исторических наук.

В 1986 году она была назначена руководителем рабочей группы по организации Отдела гагаузоведения АН МССР.

В 1991 году Мария Маруневич становится депутатом Верховного Совета Гагаузской республики, возглавляет Комиссию по культуре, образованию и делам культов, руководит женским движением Гагаузии.

Мария Маруневич скончалась в 2004 году, надгробная эпитафия на её памятнике гласит: «Вы так нужны! Мы Вас любим! Вас больше нет, а дел невпроворот…«.

Мария Маруневич
фото: facebook.com/irina.vlah

«Если женщина принимает решение пойти в науку, она отдает всю себя. Мало примеров, когда женщина успешна и в науке, и личной жизни. Наука – это я сам. Отдать самого себя.

Однако, гендерного равенства в науке, в принципе, не существует. Выбирая коллег в Научно-исследовательский центр, мы руководствуемся их компетенциями и знаниями в различных областях. У нас сконцентрирован различный ареал знаний, в том числе и гендерные их особенности«, — отмечает руководитель НИЦ Гагаузии Ирина Константинова.

В сегодняшнем составе учреждения работают 14 женщин и 9 мужчин. Средний возраст составляет 46 лет.

«В зрелом возрасте на женщину накладываются ещё семейные обязательства: мы понимаем, что у нас есть семья, мы хранительницы очага, мы должны успевать свои домашние обязанности. Есть дети, которыми мы должны заниматься, вкладывать в себя.

На женщину накладывается больше ответственности в семейных отношениях, которые иногда мешают тому, чтобы женщина могла дальше двигаться.

Очень важно, кто является партнером женщины. Насколько мужчина ей помогает, насколько он понимает, что значимость дальнейшей карьеры супруги важна для семьи.

Перед нами стоит постоянный выбор: мы будем строить успешную карьеру и заниматься научными исследованиями, потому что это непрерывный труд. Ты начинаешь исследовать тематику, и ты понимаешь, чем глубже её исследуешь, тем глубже тебе хочется её исследовать«, — рассказывает Ирина Константинова.

Ирина Константинова
фото: facebook//Gagauz Bilim

Стоит отметить, что современной гагаузской женщине достался багаж из опыта предшественниц, их историй силы и достижений, а также советские мечты «о семейном счастье» и традиционные стереотипы о месте женщины в гагаузской семье.

Работающая женщина уже не вызывает осуждения или удивления у окружающих, но факт отсутствия брака и детей, как личного выбора, воспринимается неоднозначно. Для окружающих и для самих женщин, привычнее, когда женщина пытается совмещать и карьеру, и личную жизнь.

Автор: Алина Михалкина

Nokta

 

 

 

.

Реклама