«Мой ребенок не заплакал»: История одного мертворождения в роддоме Чадыр-Лунги

Каждые 16 секунд в мире происходит одно мертворождение. При этом самый высокий коэффициент мертворождаемости среди европейских стран у Молдовы: 6,9 мертворождений на 1000 родов.

Любе из Комрата тридцать лет, она на девятом месяце беременности, это её первый ребенок. Люба засекает время между схватками, едет на скорой в роддом Чадыр-Лунги, она готова рожать. Любу слушают стетоскопом и отправляют обратно домой – мест нет, приходите рожать завтра.

Люба возвращается в роддом на следующий день. Всё плохо, говорит другой врач. Ребенок умер, сердцебиения нет. Люба рожает своего уже мертвого ребенка. В больнице Чадыр-Лунги воздерживаются комментировать произошедшее порталу nokta.

«Приходите рожать завтра»

Люба и Андрей ждут первенца. Вся беременность проходит ровно, Люба наблюдается в Комрате и переезжает в Чадыр-Лунгу, ближе к роддому второго уровня. Из Чадыр-Лунги родом Андрей, там живут его родители — свекры Любы.

Наступает 40-я неделя, Люба ощущает приближение родов, считает интервалы между схватками. Накануне они с мужем и свекрами обсуждают, как назовут ребенка.

«Утром, 23 мая, появились первые тянущие ощущения. Я засекала период между схватками», — вспоминает Люба.

К вечеру 23 мая семья решает вызвать скорую. Скорая отвозит Любу в родильное отделение Чадыр-Лунгской районной больницы, следом на машине едут её родные. Любу принимают, заводят при ней историю болезни, записывают данные. Свекровь Любы, Ольга настаивает на том, чтобы её осмотрел дежурный врач.

«Были и другие роженицы, нас хотели вернуть сразу, мы настаивали на тщательном осмотре.

Над нами смеялись, говорили: «Воды не отходят, идите домой». Мы просили, пусть доктор осмотрит нашу девочку. Пусть определит, на каком этапе идет раскрытие, сколько нам ожидать», — рассказывает Ольга, которая ожидала появления на свет своего третьего внука.

Люба ждет дежурного врача. Она приходит, осматривает акушерским стетоскопом, проверяет открытие шейки матки.

«Сердцебиение ребенка и мамочки отличное, до родов далеко, приходите завтра, все палаты заняты», — вспоминает Люба слова дежурного врача. Её отправляют обратно домой. «Если будет больно, выпейте но-шпу», — добавляет врач.

«Зачем это происходит со мной?»

На следующий день состояние Любы не меняется. Всей семьей они решают поехать в родильное отделение. На дежурстве другой врач, спустя два часа он осматривает Любу.

«Врач пришел, осмотрел меня, сказал, что родовой процесс не начался. И добавил, что у него есть плохие сомнения. Он не слышит сердцебиение ребенка», — рассказывает Люба.

Врач просит медсестру принести аппарат для эхокардиографии плода, с его помощью можно услышать сердцебиение матери и ребенка. Днем ранее Любу не проверили на этом аппарате. «Бумага закончилась, мы никого не проверяли в тот день», — так впоследствии неофициально объяснили это сотрудники больницы в частном разговоре родным Любы.

Далее Любу отправляют на УЗИ: первое и второе, контрольное. Врач, проводивший первое УЗИ, говорит при роженице, которая несколькими минутами ранее узнала, что малыш внутри неё мертв: «Он вообще умер дня три-четыре назад. Пошло уже разложение тканей».

Контрольное УЗИ показывает, что вод мало, но стенки матки не разрушены, процесс разложения ещё не пошел. Принято решение, что Люба будет рожать сама.

Её возвращают в родильное отделение, дают таблетку для ускорения родового процесса, и она остается одна на всю ночь с мертвым ребенком внутри.

«Шесть-семь часов я лежала одна в палате, мне сказали на УЗИ, что там все плохо, информация вся смешалась. Лежала и думала, зачем это происходит со мной», — вспоминает Люба.

«Дайте имя мертвому ребенку»

Ранее утро, Люба чувствует, что роды близко. Молодая женщина рожает мертвого ребенка.

«Врач сказал, что есть тройное тугое обвитие пуповиной. Он хотел сфотографировать, видимо, для отчета. Ни у него, ни у медсестры телефона не было. Тогда я предложила свой.

Я и до родов думала, может попросить сфотографировать. Я ведь его не увижу больше. Металась-металась, ничего не решила. А тут попросили.

Врач спросил, хочу ли я посмотреть на ребенка. Показали личико, а потом его убрали в коробку. Ребенка — отдельно, плаценту — отдельно», — вспоминает Люба.

После родов её переводят в отделение гинекологии. Тогда же медперсонал начал оформлять документы для отправки тела на экспертизу. У Любы просят дать имя ребенку: «Меня спросили, как зовут ребенка, как его записать. Это выбило меня из колеи. Мы решали накануне, что назовем Юлианом. Но мы выбрали имя для живого ребенка, а тут у меня тело – как его назвать».

Тогда же у неё просят оригинал удостоверения личности. Ранее Люба подала документы на замену, новое удостоверение личности она должна была получить 1 июня: «Они потребовали паспорт. Сказали, что отправляют на экспертизу в Кишинев, по-другому, со справкой, нельзя». Согласие на экспертизу, по словам Любы, она не давала.

На следующий день после родов муж отвозит Любу со швами на заднем сиденье машины в Комрат получать удостоверение личности.

«Случай условно предотвратим»

По возвращении Любу выписывают из родильного отделения. Дата на выписке, отксеренном листе, стоит 24 мая – тот день, когда она поступила во второй раз. Никаких упоминаний в этом документе о том, что Любу привезли на скорой днем ранее и отпустили домой – нет.

По словам родных, они попросили, чтобы тело ребенка оставили в морге в Комрате, потому что только там во всей Гагаузии есть холодильник. Ребенка похоронили на следующий день.

«Мы ушли из Чадыр-Лунгского роддома, чтоб близко не подходить. Никто тебя не спрашивает, как ты себя чувствуешь, что с тобой случилось и куда делся твой ребенок», — говорит Ольга.

Семья Лещинских направила запросы в Министерство здравоохранения, прокуратуру Гагаузии и медико-санитарное учреждение «Районная больница Чадыр-Лунги». Все три учреждения получили запросы, ответ пришел из прокуратуры: жалоба 3 августа была перенаправлена в Инспекторат полиции Чадыр-Лунги.

Следом ответ пришел из Министерства здравоохранения за подписью министра Алы Немеренко. Она адресовала запрос семьи Лещинских директору Института матери и ребенка Серджиу Гладуну, попросив рассмотреть этот случай в рамках специальной комиссии.  

Спустя три месяца после родов и больница Чадыр-Лунги отправила семье Лещинских результаты разбора случая мертворождения, проведенного 6 июня 2021 года, а также ответ на запрос Любы. В ответе за подписью и.о. директора ПМСУ Чадыр-Лунгской районной больницы Натальи Попазогло сказано, что «медицинские работники, оказывающие помощь в родильном отделении все являются квалифицированными специалистами«.

Рецензент акушер-гинеколог Барбова Т.В. по истории родов Любы, согласно протоколу разбора случая, заявила, что «случай условно предотвратим при условии качественного УЗИ — исследования в сроке 37-39 недель и планового кесарева сечения«.

Согласно тому же протоколу, заведующая родильным отделением Пилипенко В.З. заявила следующее: «Национального протокола по прелиминарному периоду нет. Следовательно, врачу остается руководствоваться только знаниями процесса родовой деятельности и профессиональным опытом. Стетоскоп является разрешённым к применению средством при наблюдении беременности, исходя из того, что он позволяет хорошо прослушивать сердцебиение плода. Если опытный врач, знающий с какой частотой и силой должно биться сердце плода, не усматривает каких-либо отхождений от нормы, использование стетоскопа является достаточным«.

«Он тихонечко умирал, задыхался»

По словам бывших сотрудников родильного отделения, Любу после приезда на скорой должны были оставить рожать, а не отпускать домой. Тем более, что УЗИ, сделанное на 38-й неделе, показало одинарное обвитие пуповиной.

«Гинеколог, которая меня вела, сказала, что одно обвитие не страшное. Беременность была ровная, у меня не было токсикоза, до сих пор ничего не было, что ещё могло случиться.

Когда меня привезли на скорой, тогда я почувствовала толчок ребенка. Последний. А потом он тихонечко умирал, задыхался. Вечером врач может и правда слышала сердцебиение, но понять, что что-то не так можно на аппарате. Не было вовремя увидено, услышано, что ребенок мучается», — говорит Люба.

«Нас отправили, чтобы у нашего ребенка произошло окончательное тугое обвитие пуповиной. В итоге, мы имеем 3 630 – большой мальчик, полностью сформированный, ему надо было только дать шлепок, чтобы он закричал, вместо этого у нас гробик с указанием Лещинский Юлиан Андреевич», — рассказывает свекровь Любы, Ольга.

Спустя несколько недель после родов Любу положат в отделение гинекологии Комратской больницы. Она будет лежать и слышать через стеклянную перегородку крики рожениц и младенцев из родильного отделения.

«Когда начинал плакать ребенок, я закрывалась подушкой. Мой ребенок не заплакал», — рассказывает Люба.

Она сидит на скамейке в парке, вокруг слышны детские голоса. Спустя время добавляет: «Тяжело, когда приходят знакомые с детьми. Ощущение, что я не должна сидеть с ними, я должна быть дома со своим ребенком».

Реакция больницы Чадыр-Лунги и Главного управления здравоохранения Гагаузии

Редакция nokta направила запросы на информацию относительно случая мертворождения в ПМСУ Районная больница Чадыр-Лунги и Главное управление здравоохранения и социальной защиты Гагаузии. В больнице воздержались от комментариев по данному случаю, написав, что дело находится на стадии изучения и рассмотрения в различных инстанциях.

Главное управление здравоохранения и социальной защиты Гагаузии рекомендовало редакции nokta найти статистические данные относительно числа мертворождений в Гагаузии и Чадыр-Лунгском роддоме на сайте Министерства здравоохранения Молдовы.

Представители Главного управления здравоохранения и социальной защиты Гагаузии отметили, что перинатальный центр (прим. — роддом) РБ Чадыр-Лунга оборудован УЗИ аппаратом 2021 года выпуска.

Молдова: 1 ребенок из 144 родился мертвым в 2019 году

По данным ЮНИСЕФ и ВОЗ, почти 2 миллиона младенцев в год, рождаются мертвыми, что соответствует 1 мертворождению каждые 16 секунд.

В новом докладе «Забытая трагедия: глобальное бремя мертворождаемости» отмечается, что подавляющее большинство – 84% – мертворождений происходит в странах с низким уровнем дохода и уровнем дохода ниже среднего.

Мертворождение определяется в докладе как рождение младенца, у которого отсутствуют признаки жизни, при сроке беременности не менее 28 недель.

Самый высокий коэффициент мертворождаемости среди европейских стран у Молдовы: 6,9 мертворождений на 1000 родов.

Источник: UNICEF

Согласно данным ЮНИСЕФ, в 2019 году число мертворождений в Молдове составило 278, а всего в 2019 году было зарегистрировано 40 000 родов. Это означает, что 1 ребенок из 144 родился мертвым.

Национальное агентство по общественному здоровью (ANSP) приводит иные цифры относительно числа мертворождений в Молдове. Согласно данным ANSP, в 2019 году в Молдове зафиксировано 200 случаев мертворождения. Из них 4 случая мертворождения в 2019 году были зарегистрированы в ПМСУ Районная больница Чадыр-Лунги.

В 2018 году в Молдове родилось мертвыми 224 ребенка, 11 из них — в ПМСУ Районная больница Чадыр-Лунги.

Источник: ANSP

«Потеря ребенка во время родов или беременности – огромная трагедия для семьи, и эта трагедия нередко скрыта от посторонних глаз, но слишком часто случается во всем мире, – отмечает Директор-исполнитель ЮНИСЕФ Хенриетта Фор. – Каждые 16 секунд где-то в мире на еще одну мать обрушивается невыразимая трагедия рождения мертвого ребенка.

Помимо прерванной жизни это ложится тяжелым и длительным психологическим и финансовым бременем на женщину, семью и общество. Для многих из этих матерей подобный исход не является неизбежным.

Большинство случаев мертворождения можно было предотвратить, обеспечив качественный дородовый уход, мониторинг и помощь квалифицированной акушерки».

фото (символ): Canva

nokta

 

Репортёр
Алина Михалкина
Реклама