«VIP-место» в ВСП. Что значит для автономии исключение прокурора Гагаузии из состава Высшего совета прокуроров

Главный прокурор Гагаузии может лишиться возможности быть членом Высшего совета прокуроров по праву, если закон о Прокуратуре будет изменен. Изменить закон о прокуратуре предлагают депутаты от партии PAS. Члены рабочей группы Парламента и Народного собрания Гагаузии (НСГ) от автономии возмущены этим проектом и называют действия депутатов парламента «жульничеством и ущемлением полномочий Гагаузии». К этому мнению присоединился и Исполнительный Комитет, в то время, как сам главный прокурор Гагаузии эту ситуацию никак не комментирует.

О том, какую роль играет прокурор Гагаузии в Высшем совете прокуроров и есть ли риск ухудшения отношений между Кишиневом и автономией, подробно в репортаже nokta.

Какие изменения предлагаются?

13 августа 2021 года большинством голосов депутатов парламента, присутствующих в зале пленарного заседания, был одобрен в первом чтении Законопроект о внесении изменений в некоторые нормативные акты, предусматривающие изменение процесса регулирования избрания и назначения членов в Высший совет магистратуры (ВСМ) и Высший совет прокуроров (ВСП) — (далее — Закон о прокуратуре). Согласно данному проекту, из состава Высшего совета прокуроров будет выведен Главный прокурор Прокуратуры АТО Гагаузия. Он больше не будет входить в состав ВСП по праву (автоматически). Законопроект в парламенте представил депутат PAS, министр юстиции Серджиу Литвиненко. Парламентарий не видит в этом законе ущемления Гагаузии.

«Прокуроры, для того, чтобы стали членами Высшего совета прокуратуры, должны быть выбраны на Общем собрании прокуроров. Считаю, что если будет такая возможность, то его могут избрать в состав. Проблема в другом: прокуроры, чтобы пройти в высший совет прокуроров должны быть делегированы, избраны коллегами, а не через другие процедуры», — заявил Литвиненко на заседании Парламента.

С критикой выступил депутат Блока коммунистов и социалистов (BCS) Александр Суходольский.

«В состав Высшего совета прокуроров не должен входить главный прокурор АТО Гагаузии ввиду того, что это будет несправедливо к другим прокурорам районов. Хочу вам напомнить, что Гагаузия — это не район, Гагаузия — это автономия. В 1994 году, когда принимался закон об особом правовом статусе Гагаузии, (…) было четко прописаны, что наши органы власти, включая башкана, которая является членом правительства, Народное собрание Гагаузии имеет право законодательной инициативы в парламент. Также и прокурор Гагаузии был имплементирован в высшие органы управления системы прокуратуры», — сказал Суходольский в ходе парламентской сессии.

«Жульничество и ущемление полномочий Гагаузии»

В Народном Собрании Гагаузии возмущены законопроектом и считают, что изменения, которые касаются прокурора Гагаузии, должны предварительно обсуждаться с властями автономии. По мнению гагаузской стороны, односторонняя инициатива со стороны депутатов Парламента в отношении компетенций Гагаузии, не прошедшая обсуждения в совместной Рабочей группе Парламента и Народного Собрания, может стать «опасным прецедентом и нарушить созданный механизм предотвращения разногласий».

Закон о правовом статусе Гагаузии предусматривает особую роль прокуратуры Гагаузии в прокурорской системе Республики Молдова и закон О статусе Гагаузии был принят в 1994 году. Во время рассмотрения в 2016 году нового закона О прокуратуре, рабочая группа, которая состоит из депутатов НСГ и депутатов парламента, в результате консенсуса пришла к общему знаменателю, чтобы в закон О прокуратуре включить положение о том, что прокурор Гагаузии, должен по праву, то есть автоматически входить в состав Высшего совета прокуроров. Узнав о том, что прокурор Гагаузии может лишиться такого права, депутаты НСГ были крайне возмущены.

«Мы с удивлением узнали, что рассматриваются изменения в закон О прокуратуре и норму, которая в 2016 году была согласована всеми сторонами, предлагают исключить. С правовой точки зрения – это нарушение полномочий и компетенций Гагаузии, и, кроме того, это происходит в одностороннем порядке, потому что, практически сейчас Народное Собрание уже не функционирует, в связи с тем, что через месяц пройдут выборы. 90 процентов коллег находятся уже в избирательной кампании», — сказал в интервью nokta депутат НСГ Александр Тарнавский.

Тарнавский  также подметил, что состав рабочей группы от Народного Собрания не делегированы новые члены, поскольку нет нового состава НСГ. Соответственно, и парламент еще не направил своих делегатов в состав рабочей группы.

«Таким образом, рабочая группа, которая ранее согласовала изменения и предложила их в 2016 году, сейчас эти поправки предлагают обсудить, принять и утвердить в обход механизма и коммуникаций, который создан на уровне рабочей группы», — отметил Тарнавский.

В законе об особом правовом статусе Гагаузии есть норма о том, что прокуратура Гагаузии функционирует на основании Национального закона о прокуратуре, но с исключениями, предусмотренными в законе  об особом правовом статусе Гагаузии.

«То есть, в иерархическом смысле закон об особом правовом статусе Гагаузии выше, чем закон о прокуратуре РМ. Поэтому, в 2016 году и был достигнут консенсус о том, чтобы методом уступок найти общий знаменатель и закон об особом правовом статусе Гагаузии соблюсти, и, в то же время, новый закон о прокуратуре РМ чтобы соответствовал духу закона об особом правовом статусе Гагаузии. Получается сейчас полномочия автономии в части прокуратуры Гагаузии, прописанные в основном законе об особом правовом статусе Гагаузии, предлагается нарушить, то есть, исключить эти особые полномочия прокуратуры», — отметил Александр Тарнавский.

В четверг, 19 августа, Кабинет министров Молдовы утвердил заключения об изменении состава Высшего совета прокуроров (ВСП). Заместитель председателя Исполкома Гагаузии Олеся Танасогло, присутствовавшая на заседании вместо Башкана Гагаузии Ирины Влах, не поддержала внесение изменений в Закон о прокуратуре.

танасогло

«Мы не согласны с этим проектом. Мы не согласны с поправками, внесенными в Закон о прокуратуре. У нас есть много предложений и возражений, которые не были проанализированы. Мы сказали свою позицию. Мы против, мы не можем дать положительную оценку этому проекту», — сказала Олеся Танасогло, заместитель председателя исполкома АТО Гагаузия.

 

 

 

 

Тем не менее, правительство проголосовало за изменение состава ВСП и дало положительную оценку поправкам в закон о прокуратуре.

 

«По крайней мере, он владеет ситуацией»

Однозначно, депутаты не нашли ответ на вопрос о том, какую роль несет генеральный прокурор в ВСП для автономии в целом, но, как отметил депутат НСГ Георгий Лейчу, он действует и «защищает интересы прокуроров», а Кысса заявил, что прокурор, находясь в составе ВСП, «по крайней мере владеет ситуацией».

«По крайней мере, он владеет ситуацией, когда что-то происходит, а так он вообще знать ничего не будет», — заметил Кысса.

 

«Прокурор Гагаузии в Высшем совете прокуроров — это защитить интересы прокуроров, не только прокуроров Гагаузии, но и прокуроров страны. Имеется в виду не их личных интересов, а профессиональных, с тем, чтобы они были независимы при принятии решения и выполняли те задачи, о которых новая власть акцентирует внимание — борьба  коррупцией», — сказал Георгий Лейчу, депутат НСГ в интервью nokta.

 

 

 

 

 

Владимир Кысса подписал и направил обращение в адрес председателя парламента Игоря Гросу. В своем обращении Кысса констатирует, что принимая на пленарном заседании парламента проект закона о внесении изменений в Закон РМ о Прокуратуре, с властями автономии не обсудили поправку, согласно которой прокурор Гагаузии не будет по праву включен в состав Высшего совета прокуроров. Таким образом, Кысса просит исключить данную поправку из проекта закона. После, документ был направлен и от имени Георгия Лейчу.

 

Журналистка nokta обратилась за комментарием к главному прокурору Гагаузии Виктору Кыльчик за комментарием о том, что он думает по поводу того, что прокурор Гагаузии может потерять возможность по праву входить в состав ВСП. Прокурор отказался давать комментарии на эту тему.

Также репортер nokta просила прокомментировать инициативу парламента министра юстиции Молдовы Серджия Литвиненко, поскольку он представлял законопроект в парламенте и активно его продвигает, но он сослался на занятость вчера вечером, 20 августа, и до момента публикации на вопрос журналистки не ответил.

Права и полномочия членов ВСП по закону

Статья 74 закона о Прокуратуре предусматривает, что Члены Высшего совета прокуроров вправе:

a) знакомиться с представленными на рассмотрение Высшему совету прокуроров
материалами и участвовать в их рассмотрении;
b) вносить ходатайства, излагать доводы и представлять дополнительные материалы;
c) предлагать для рассмотрения в заседании Высшего совета прокуроров вопросы,
входящие в компетенцию Совета;
d) участвовать путем голосования в принятии решений и при необходимости
выражать особое мнение;
e) осуществлять иные действия в соответствии с законом.

Статья 82 предусматривает, что в подчинении Высшего совета прокуроров функционируют Коллегия по отбору и перемещению прокуроров, а также Коллегия по оценке деятельности прокуроров.

Закон о Прокуратуре предусматривает, что в состав Высшего совета прокуроров входят по праву Генеральный прокурор, главный прокурор Прокуратуры АТО Гагаузия, председатель Высшего совета магистратуры, министр юстиции.

Пять членов Высшего совета прокуроров избираются Общим собранием прокуроров из числа действующих прокуроров тайным, прямым и свободным голосованием в следующем порядке:
а) один – из числа прокуроров Генеральной прокуратуры;
b) четверо – из числа прокуроров территориальных и специализированных
прокуратур.

Три члена Высшего совета прокуроров выбираются по конкурсу из представителей гражданского общества в следующем порядке: один – Президентом Республики, один – Парламентом, один – Академией наук Молдовы.

Статья 21 Закона об особом правовом статусе Гагаузии гласит: прокурор Гагаузии назначается Генеральным прокурором Республики Молдова по представлению Народного Собрания и является по должности членом коллегии Генеральной прокуратуры Республики Молдова.

На данный момент ст. 69 закона о прокуратуре предусматривает, что высший совет прокуроров состоит из 15 членов.

Таким образом, в случае принятия поправки в закон о Прокуратуре, прокурор Гагаузии не будет по праву (автоматически) входить в состав Высшего совета прокуроров. Закон о прокуратуре Молдовы будет противоречить закону об особом правовом статусе Гагаузии. Депутаты Народного Собрания уверены в том, что отношения властей автономии и центральных властей ухудшатся.

Елена Челак

nokta

f
Реклама