«Полезные вещи» дяди N: В Комрате мужчина 20 лет складировал мусор у многоэтажного дома. Он пропал, а свалка осталась

Пять утра, рассвет, город еще спит, но на улице Пушкина в г.Комрат уже слышны металлические звуки. Это дядя N отделяет металл от старой, выброшенной кем-то кушетки, чтобы сдать материал и заработать денег. Предметов, из которых он добывает металл, огромный «склад», а находится он прямо на улице возле его квартиры. Такое занятие очень раздражает многих соседей, они многократно писали петиции и жалобы, а месяц назад мужчина пропал. Оказалось, что в примарии не знают даже имени пропавшего. 

 

«Вывозим-вывозим, да не вывезем»

 

Вот уже 20 лет жильцы многоквартирного дома по ул. Пушкина видят из окон своей квартиры свалку и регулярно обращаются в примарию, собирая петиции, требуя уборки. Среди них есть и те, которые уже смирились, ведь мужчина, складирующий мусор во дворе «дядя неплохой, очень грамотный, но просто вот такая особенность у него есть».

Другие регулярно пишут жалобы, жалуются на мусор, мышей и крыс.

«Много жалоб было, но примария ничего не может сделать, некоторые соседи уже просто смирились. Когда чистили, это было полтора года назад, было еще больше мусора, крысы бежали отсюда. Вот такие были большие», — рассказывает женщина, показывая размер небольшого кота.

«Он может в 5 утра тут тарабанить, разбивать какие-то кушетки», — сказала соседка Ирина.

По словам соседей, дядя N кушает и пьет из мусорных урн. Он сдает металлолом, но куда девает вырученные деньги, неизвестно, ведь по магазинам он не ходит и одежду себе не покупает. Все что нужно, у него имеется на его «складе».

Можно ли решить вопрос с огромным складом мусора, чтобы защитить права соседей, но и чтобы помочь дяде N обрести нормальные условия для жизни? В примарии главным образом заботятся о вывозе мусора.

«Несколько раз мы убирали. Он тащит туда сам и укладывает вокруг своей квартиры, это в жилом квартале. Боремся с этим, человек неадекватно понимает эти вещи. Пол года назад, или месяцев 7 назад мы очищали это место», — сказал примар Сергей Анастасов.

Примар отметил, что в том случае, если у человека есть медцинское показание, по которому ему необходима помощь, то это уже «не компетенция примарии».

«Если будет медицинское показание о том, что у человека есть отклонения, примария не может с этим вопросом ничего сделать. У нас есть управление социальной защиты и министерство здравоохранения Республики Молдова. У нас нет специальных помещений, примария и не обязана это делать, а только содействовать тем структурам. Мы должны принимать меры, потому что рядом живут люди и дышат этой гадостью», — сказал Анастасов.

Главный специалист по благоустройству примарии Комрат Пейков Александр рассказал, по каким принципам примария действует в таких ситуациях. По закону, за незаконные мусоросвалки предполагается штраф.

«Согласно ст.154 Кодекса о правонарушениях (управление отходами), примария вправе составлять протокола за то, что человек неправильно складирует отходы, мусор. Эта статья подразумевает штраф от 600 до 1200 леев. В нашей практике мы пишем предписание гражданину, который допустил нарушение и даем ему срок, как правило около недели. Если он вывозит мусор, то мы ограничиваемся только предписанием. Если не вывозит, то мы вправе составить протокол и наложить штраф  без суда и без полиции», — сказал Пейков.

Специалист также подчеркнул, что «складируемый дядей N мусор иногда превышает пределы ограждения квартиры, но мужчина считает, что это не мусор, а «полезные вещи».

«Много раз мы выезжали, убирали, ЖКХ отправляли, машинами вывозили, но буквально месяц, два, три, там снова образовывался мусор. Он считает, что это не мусор, а полезные вещи», — сказал специалист из примарии.

                                                                                                Закон для всех

Начальник представительства Офиса Народного адвоката Гагаузии Светлана Миронова отмечает, что в случае незаконного складирования мусора, ответственности подлежит любое лицо, а в том случае, если человек не осознает незаконность, либо вред своих действий, ему должен быть назначен опекун.

«Если он постоянно складирует мусор, то он должен быть привлечен к административной ответственности, то есть должен быть составлен протокол. На сегодняшний день не лишают дееспособности, могут определить опеку. Если он болен, не понимает, должен быть тот, кто отвечает за его поведение. Если у него вообще нет никаких родственников, в этом случае за такого человека отвечают местные власти», — отметила Светлана Миронова.

Народный адвокат пояснила, для чего необходимы протоколы.

«Если он будет представлять опасность для других людей, на основании нескольких протоколов его могут поместить на принудительное лечение», — сказала Миронова.

Как выяснилось, спустя 20 лет примария не знает о состоянии здоровья дяди N и нужна ли ему помощь. Все, что удалось выяснить в примарии, это то, что у мужчины есть квартира и он в ней живет. Но по словам соседей, квартира ему не принадлежит и где он живет, непонято, ведь часто его можно увидеть у мусорных урн и на его «складе».

Пропал

Поговорить с дядей N не удалось, его на месте ни оказалось ни в первый день, ни в торой, ни в третий, ни неделю спустя. Специалист Александр Пейков сообщил, что мужчину увезла в Кишинев его жена. Это он узнал со слов одной из соседок. Другая же соседка сообщила журналистке, что мужчину уже никто не видел месяц.

Что касается жены дяди N, то она с дочкой приезжала три дня назад и они тоже не знают, где находится мужчина. По крайней мере, так сказала соседка Ирина. Контактов жены дяди N найти не удалось, мужчина по прежнему не вернулся.

«Его в Кишиневе нет, месяц я его уже н вижу здесь. Несколько дней назад приезжали жена с дочкой, они его не видели, в Кишиневе его нет», — сказала соседка.

Последнюю информацию журналистке представил Пейков, снова заявив, что по словам соседки, его увезла в Кишинев жена, но подтверждения тому дат никто не может кроме этой соседки. Номера телефона жены дяди N в примарии нет и они не могут проверить, действительно ли мужчина в Кишиневе. В таких случая, по словам Пейкова, примария не может обратиться в полицию, это должны сделать родственники пропавшего.

Узнав о том, что дяди N нет на месте, некоторые соседи обратились в МП ЖКХ и попросили вывезти мусор, пока он не вернулся. Где мужчина в настоящий момент, окончательно не подтверждено. Как оказалось, в примарии имени мужчины не знают. Что касается жены, примар сказал, что жены у пропавшего нет.

По словам примара Сергея Анастасова, один из соседей сообщил полицейскому о пропавшем. Журналистка nokta обратилась в управление полиции Гагаузии с вопросом, поступало ли обращение в полицию. В ведомстве ответили, что каких-либо уведомлений о пропаже не поступало.

Единственное что удалось узнать, что мужчине 70 лет. Он высокого роста и плотного телосложения. В разговоре дружелюбный и легко идет на контакт. Также может находиться в селе Чок-Майдан, где по информации одной из соседок, у него может быть дом.

Между тем, на момент выхода репортажа, 14 июня 2021 года, свалка все еще в центре Комрата:

Елена Челак

nokta

 

 

f
Реклама